О родной стране, о России - RUSSIA

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Р у с с к и е

Сообщений 121 страница 130 из 138

121

* * *

Кто-то может сказать, что приведенный список основных принципов русского патриотизма далеко не полный, кто-то может сказать, что этот список слишком длинен, перегружен несущественными деталями и включает в себя много неосновных положений. Да, наверное, список можно сделать и полней и лаконичней, но и из данного выше, из этой азбуки русского патриотизма, видно, что отличия у патриотов разной идеологической окраски носят непринципиальный характер и не являются непреодолимым препятствием для объединения, и ясно, что объединяться нужно для совместных решительных действий во имя высших целей народа и страны.

С момента развала Советского Союза по сегодняшний день прошло десятилетие. Не малый даже в историческом плане отрезок времени. В такой же временной период в предвоенные годы наша страна сумела провести индустриализацию, создать мощную современную армию, осуществить революцию в общественном образовании и здравоохранении, выиграть несколько "малых" войн на своих рубежах и превратиться в державу способную противостоять сильнейшему государству мира того времени - Германии. Чего же добились за прошедшие годы патриотические силы? Чего они смогут добиться завтра, в следующие 10, 20, 50 лет если будут продолжать действовать по сложившейся схеме?

Если патриотические силы будут продолжать действовать по сложившейся схеме они не добьются ничего! Очевидно, что сложившаяся структура патриотического движения (если рассматривать его как целое) с его нерешительностью, внутренней разнонаправленностью и совершенно недостаточным для получения решающего преимущества результирующим вектором силы не позволяет в принципе ни обеспечить переход власти к патриотам, ни совершить труднейшую задачу возрождения державы в сложнейших внешних условиях, даже если каким-то чудом у высшей власти в стране окажутся настоящие русские патриоты.

Поэтому и не важно, наберут ли в новой Думе патриоты большинство голосов или нет, это не повлияет кардинально на положение дел в стране - за последние годы такое большинство само по себе ничего по существу не решило и только создавало иллюзию каких-то возможностей. Действительно важно другое - сумеют ли патриотические силы выдвинуть лидеров, принципиальных и решительных, готовых жертвовать собой ради общего дела, сумеют ли создать жестко дисциплинированную организационную структуру, партию, ту русскую гвардию, которая объединит всех подлинных русских патриотов в мощное монолитное патриотическое движение. Только реальная решительная патриотическая сила может повернуть ситуацию в сторону возрождения страны, только с такой силой будут считаться в самой стране и в мире.

Пришла пора русским патриотам осмыслить заблуждения минувших лет и начать объединяться на общих принципах, отбросив вторичное, амбициозное, мелочное. Пришла пора отказать в доверии тем лидерам патриотических сил, которые не захотят, признав свои ошибки, отбросив свои амбиции и нерешительность, отказавшись от "принципиальных отличий" своего "русского патриотизма" от иных "русских патриотизмов", идти на решительное и бесповоротное объединение под едиными знаменем, лозунгами и руководством. Время настало.

Русские люди, соединяйтесь!

Владимир Рус

Источник: http://rusvladimir.chat.ru/

122

ПАТРИОТИЗМ

Патриоти́зм  (греч. πατριώτης — соотечественник, πατρίς — отечество) — нравственный и политический принцип, социальное чувство, содержанием которого является любовь к Отечеству и готовность подчинить его интересам свои частные интересы.
Патриотизм предполагает гордость достижениями и культурой своей Родины, желание сохранять её характер и культурные особенности и идентификация себя с другими членами народа, готовность подчинить свои интересы интересам страны, стремление защищать интересы Родины и своего народа. Исторический источник патриотизма — веками и тысячелетиями закреплённое существование обособленных государств, формировавшие привязанность к родной земле, языку, традициям.
В условиях образования наций и образования национальных государств патриотизм становится составной частью общественного сознания, отражающего общенациональные моменты в его развитии.
Приписывая другим лицам патриотические чувства, а некоторым событиям патриотическую окраску, оценивающее лицо тем самым чаще всего даёт положительную характеристику.
Патриотизм — особое эмоциональное переживание своей принадлежности к стране и своему гражданству.
Представления о патриотизме связываются с трепетным отношением к своей Родине, но представление о сущности патриотизма у разных людей разное. По этой причине одни люди считают себя патриотами, а другие их таковыми не считают.

Виды патриотизма

Патриотизм может проявляться в следующих формах:
полисный патриотизм — существовал в античных городах-государствах (полисах);
имперский патриотизм — поддерживал чувства лояльности к империи и её правительству;
этнический патриотизм (национализм) — в основании имеет чувства любви к своему народу;
государственный патриотизм — в основании лежат чувства любви к государству.
квасной патриотизм (ура-патриотизм) — в основании лежат гипертрофированные чувства любви к государству и своему народу.

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

На фото: Статуя Родина-мать (Мамаев курган, Волгоград)

увеличить

123

Николай Михайлович Карамзин
(1766-1826)

О любви к отечеству и народной гордости!

Любовь к отечеству может быть физическая, моральная и политическая.
   Человек любит место своего рождения и воспитания. Сия привязанность есть общая для всех людей и народов, есть дело природы и должна быть названа физическою. Родина мила сердцу не местными красотами, не ясным небом, не приятным климатом, а пленительными воспоминаниями, окружающими, так сказать, утро и колыбель человечества. В свете нет ничего милее жизни; она есть первое счастие, - а начало всякого благополучия имеет для нашего воображения какую-то особенную прелесть. Так нежные любовники и друзья освящают в памяти первый день любви и дружбы своей. Лапланец, рожденный почти в гробе природы, несмотря на то, любит хладный мрак земли своей. Переселите его в счастливую Италию: он взором и сердцем будет обращаться к северу, подобно магниту; яркое сияние солнца не произведет таких сладких чувств в его душе, как день сумрачный, как свист бури, как падение снега: они напоминают ему отечество! - Самое расположение нерв, образованных в человеке по климату, привязывает нас к родине. Недаром медики советуют иногда больным лечиться ее воздухом; недаром житель Гельвеции, удаленный от снежных гор своих, сохнет и впадает в меланхолию; а возвращаясь в дикий Унтервальден, в суровый Гларис, оживает. Всякое растение имеет более силы в своем климате: закон природы и для человека не изменяется. - Не говорю, чтобы естественные красоты и выгоды отчизны не имели никакого влияния на общую любовь к ней: некоторые земли, обогащенные природою, могут быть тем милее своим жителям; говорю только, что сии красоты и выгоды не бывают главным основанием физической привязанности людей к отечеству: ибо она не была бы тогда общею.
   С кем мы росли и живем, к тем привыкаем. Душа их сообразуется с нашею; делается некоторым ее зеркалом; служит предметом или средством наших нравственных удовольствий и обращается в предмет склонности для сердца. Сия любовь к согражданам, или к людям, с которыми мы росли, воспитывались и живем, есть вторая, или моральная, любовь к отечеству, столь же общая, как и первая, местная или физическая, но действующая в некоторых летах сильнее: ибо время утверждает привычку. Надобно видеть двух единоземцев, которые в чужой земле находят друг друга: о каким удовольствием они обнимаются и спешат изливать душу в искренних разговорах! Они видятся в первый раз, но уже знакомы и дружны, утверждая личную связь свою какими-нибудь общими связями отечества! Им кажется, что они, говоря даже иностранным языком, лучше разумеют друг друга, нежели прочих: ибо в характере единоземцев есть всегда некоторое сходство, и жители одного государства образуют всегда, так сказать, электрическую цепь, передающую им одно впечатление посредством самых отдаленных колец или звеньев. - На берегах прекраснейшего в мире озера, служащего зеркалом богатой натуре, случилось мне встретить голландского патриота, который, по ненависти к штатгальтеру и оранистам, выехал из отечества и поселился в Швейцарии, между Ниона и Роля, У него был прекрасный домик, физический кабинет, библиотека; сидя под окном, он видел перед собою великолепнейшую картину природы. Ходя мимо домика, я завидовал хозяину, не знав его; познакомился с ним в Женеве и сказал ему о том. Ответ голландского флегматика удивил меня своею живостию: "Никто не может быть счастлив вне своего отечества, где сердце его выучилось разуметь людей и образовало свои любимые привычки. Никаким народом нельзя заменить сограждан. Я живу не с теми, с кем жил 40 лет, я живу не так, как жил 40 лет: трудно приучать себя к новостям, и мне скучно!"
   Но физическая и моральная привязанность к отечеству, действие натуры и свойств человека не составляют еще той великой добродетели, которою славились греки и римляне. Патриотизм есть любовь ко благу и славе отечества и желание способствовать им во всех отношениях. Он требует рассуждения - и потому не все люди имеют его.
   Самая лучшая философия есть та, которая основывает должности человека на его счастии. Она скажет нам, что мы должны любить пользу отечества, ибо с нею неразрывна наша собственная; что его просвещение окружает нас самих многими удовольствиями в жизни; что его тишина и добродетели служат щитом семейственных наслаждений; что слава его есть наша слава; и если оскорбительно человеку называться сыном презренного отца, то не менее оскорбительно и гражданину называться сыном презренного отечества. Таким образом, любовь к собственному благу производит в нас любовь к отечеству, а личное самолюбие - гордость народную, которая служит опорою патриотизма. Так, греки и римляне считали себя первыми народами, а всех других - варварами; так, англичане, которые в новейшие времена более других славятся патриотизмом, более других о себе мечтают.
   Я не смею думать, чтобы у нас в России было но много патриотов; но мне кажется, что мы излишне смиренны в мыслях о народном своем достоинстве, - а смирение в политике вредно. Кто самого себя не уважает, того, без сомнения, и другие уважать не будут,
   Не говорю, чтобы любовь к отечеству долженствовала ослеплять нас и уверять, что мы всех и во всем лучше; но русский должен по крайней мере знать цену свою. Согласимся, что некоторые народы вообще нас просвещеннее: ибо обстоятельства были для них счастливее; но почувствуем же и все благодеяния судьбы в рассуждении народа российского; станем смело наряду с другими, скажем ясно имя свое и повторим его с благородною гордостию.
   Мы не имеем нужды прибегать к басням и выдумкам, подобно грекам и римлянам, чтобы возвысить наше происхождение: слава была колыбелию народа русского, а победа - вестницею бытия его. Римская империя узнала, что есть славяне, ибо они пришли и разбили ее легионы. Историки византийские говорят о наших предках как о чудесных людях, которым ничто не могло противиться и которые отличались от других северных народов не только своею храбростию, но и каким-то рыцарским добродушием. Герои наши в девятом веке играли и забавлялись ужасом тогдашней новой столицы мира: им надлежало только явиться под стенами Константинополя, чтобы взять дань с царей греческих. В первом-надесять веке русские, всегда превосходные храбростию, не уступали другим европейским народам и в просвещении, имея по религии тесную связь с Царем-градом, который делился с нами плодами учености; и во время Ярослава были переведены на славянский язык многие греческие книги. К чести твердого русского характера служит то, что Константинополь никогда не мог присвоить себе политического влияния на отечество наше. Князья любили разум и знание греков, но всегда готовы были оружием наказать их за малейшие знаки дерзости.
   Разделение России на многие владения и несогласие князей приготовили торжество Чингисхановых потомков и наши долговременные бедствия. Великие люди и великие народы подвержены ударам рока, но и в самом несчастии являют свое величие. Так Россия, терзаемая лютым врагом, гибла со славою: целые города предпочитали верное истребление стыду рабства. Жители Владимира, Чернигова, Киева принесли себя в жертву народной гордости и тем спасли имя русских от поношения. Историк, утомленный сими несчастными временами, как ужасною бесплодною пустынею, отдыхает на могилах и находит отраду в том, чтобы оплакивать смерть многих достойных сынов отечества.
   Но какой народ в Европе может похвалиться лучшею судьбою? Который из них не был в узах несколько раз? По крайней мере завоеватели наши устрашали восток и запад. Тамерлан, сидя на троне самаркандском, воображал себя царем мира.
   И какой народ так славно разорвал свои цепи? Так славно отметил врагам свирепым? Надлежало только быть на престоле решительному, смелому государю: народная сила и храбрость, после некоторого усыпления, громом и молниею возвестили свое пробуждение.
   Время самозванцев представляет опять горестную картину мятежа; но скоро любовь к отечеству воспламеняет сердца - граждане, земледельцы требуют военачальника, и Пожарский, ознаменованный славными ранами, встает с одра болезни. Добродетельный Минин служит примером; и кто не может отдать жизни отечеству, отдает ему все, что имеет... Древняя и новая история народов не представляет нам ничего трогательнее сего общего геройского патриотизма. В царствование Александра позволено желать русскому сердцу, чтобы какой-нибудь достойный монумент, сооруженный в Нижнем Новегороде (где раздался первый глас любви к отечеству), обновил в нашей памяти славную эпоху русской истории. Такие монументы возвышают дух народа. Скромный монарх не запретил бы нам сказать в надписи, что сей памятник сооружен в его счастливое время.
   Петр Великий, соединив нас с Европою и показав нам выгоды просвещения, ненадолго унизил народную гордость русских. Мы взглянули, так сказать, на Европу и одним взором присвоили себе плоды долговременных трудов ее. Едва великий государь сказал нашим воинам, как надобно владеть новым оружием, они, взявшего, летели сражаться с первою европейскою армиею. Явились генералы, ныне ученики, завтра примеры для учителей. Скоро другие могли и должны были перенимать у нас; мы показали, как бьют шведов, турков - и, наконец, французов. Сии славные республиканцы, которые еще лучше говорят, нежели сражаются, и так часто твердят о своих ужасных штыках, бежали в Италии от первого взмаха штыков русских. Зная, что мы храбрее многих, не знаем еще, кто нас храбрее. Мужество есть великое свойство души; народ, им отличенный, должен гордиться собою.
   В военном искусстве мы успели более, нежели в других, оттого, что им более занимались, как нужнейшим для утверждения государственного бытия нашего; однако ж не одними лаврами можем хвалиться. Наши гражданские учреждения мудростию своею равняются с учреждениями других государств, которые несколько веков просвещаются. Наша людскость, тон общества, вкус в жизни удивляют иностранцев, приезжающих в Россию с ложным понятием о народе, который в начале осьмого-надесять века считался варварским.
   Завистники русских говорят, что мы имеем только в высшей степени переимчивость; но разве она не есть знак превосходного образования души? Сказывают, что учители Лейбница находили в нем также одну переимчивость.
   В науках мы стоим еще позади других для того - и для того единственно, что менее других занимаемся ими и что ученое состояние не имеет у нас такой обширной сферы, как, например, в Германии, Англии и проч. Если бы наши молодые дворяне, учась, могли доучиваться и посвящать себя наукам, то мы имели бы уже своих Линнеев, Галлеров, Боннетов. Успехи литературы нашей (которая требует менее учености, но, смею сказать, еще более разума, нежели, собственно, так называемые науки) доказывают великую способность русских. Давно ли знаем, что такое слог в стихах и прозе? И можем в некоторых частях уже равняться с иностранцами. У французов еще в шестом-надесять веке философствовал и писал Монтань: чудно ли, что они вообще пишут лучше нас? Не чудно ли, напротив того, что некоторые наши произведения могут стоять наряду с их лучшими как в живописи мыслей, так и в оттенках слога? Будем только справедливы, любезные сограждане, и почувствуем цену собственного. Мы никогда не будем умны чужим умом и славны чужою славою: французские, английские авторы могут обойтись без нашей похвалы; но русским нужно по крайней мере внимание русских. Расположение души моей, слава богу! совсем противно сатирическому и бранному духу; но я осмелюсь попенять многим из наших любителей чтения, которые, зная лучше парижских жителей все произведения французской литературы, не хотят и взглянуть на русскую книгу. Того ли они желают, чтобы иностранцы уведомляли их о русских талантах? Пусть же читают французский и немецкие критические журналы, которые отдают справедливость нашим дарованиям, судя по некоторым переводам {Таким образом, самый худой французский перевод Ломоносова од и разных мест из Сумарокова заслужил внимание и похвалу иностранных журналистов.}. Кому не будет обидно походить на Даламбертову мамку, которая, живучи с ним, к изумлению своему услышала от других, что он умный человек? Некоторые извиняются худым знанием русского языка: это извинение хуже самой вины. Оставим нашим любезным светским дамам утверждать, что русский язык груб и неприятен; что charmant и seduisant, expansion и vapeurs {Прелестный, обольстительный, излияние, воспарения (франц.). - Ред.} не могут быть на нем выражены; и что, одним словом, не стоит труда знать его. Кто смеет доказывать дамам, что они ошибаются? Но мужчины не имеют такого любезного права судить ложно. Язык наш выразителен не только для высокого красноречия, для громкой, живописной поэзии, но и для нежной простоты, для звуков сердца и чувствительности. Он богатее гармониею, нежели французский; способнее для излияния души в тонах; представляет более аналогических слов, то есть сообразных с выражаемым действием: выгода, которую имеют одни коренные языки! Беда наша, что мы все хотим говорить по-французски и не думаем трудиться над обработыванием собственного языка: мудрено ли, что не умеем изъяснять им некоторых тонкостей в разговоре? Один иностранный министр сказал при мне, что "язык наш должен быть весьма темен, ибо русские, говоря им, по его замечанию, не разумеют друг друга и тотчас должны прибегать к французскому". Не мы ли сами подаем повод к таким нелепым заключениям? - Язык важен для патриота; и я люблю англичан за то, что они лучше хотят свистать и шипеть по-английски с самыми нежными любовницами своими, нежели говорить чужим языком, известным почти всякому из них.
   Есть всему предел и мера: как человек, так и народ начинает всегда подражанием; но должен со временем быть сам собою, чтобы сказать: "Я существую морально!" Теперь мы уже имеем столько знаний и вкуса в жизни, что могли бы жить, не спрашивая: как живут в Париже и в Лондоне? Что там носят, в чем ездят и как убирают домы? Патриот спешит присвоить отечеству благодетельное и нужное, но отвергает рабские подражания в безделках, оскорбительные для народной гордости. Хорошо и должно учиться; но горе и человеку и народу, который будет всегдашним учеником!
   До сего времени Россия беспрестанно возвышалась как в политическом, так и в моральном смысле. Можно сказать, что Европа год от году нас более уважает, - и мы еще в средине нашего славного течения! Наблюдатель везде видит новые отрасли и развития; видит много плодов, но еще более цвета. Символ наш есть пылкий юноша: сердце его, полное жизни, любит деятельность; девиз его есть: труды и надежда! - Победы очистили нам путь ко благоденствию; слава есть право на счастие.

ИСТОЧНИК: http://az.lib.ru/k/karamzin_n_m/text_0330.shtml
Н.М.Карамзин
Воспроизводится по изданию: Н.М. Карамзин. Избранные сочинения в двух томах. М.; Л., 1964.
Оригинал здесь - http://www.rvb.ru

увеличить

124

Вторая мировая война, русский патриотизм и современное общество

Что такое русский патриотизм?
Пожалуй, на сегодняшний день, наверное, это вопрос на который очень сложно однозначно ответить, ибо существует много различных его трактовок, которых всех не перечислишь.
Вот, например, в толковом словаре С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой можно найти такое определение патриотизма: «Патриотизм – преданность и любовь к своему отечеству, к своему народу».
Определение в целом неплохое, но, читая его, складывается ощущение, будто чего-то в нём не хватает. Хотя, в общем-то, оно, определение патриотизма, для современного русского общества и не так-то важно, можно даже смело сказать, что оно почти ему и не нужно.
Почему?
А ответ простой. Зачем определения тех вещей, которыми практически не пользуются?! Это уже своего рода архаизм. С нестерпимой болью в сердце приходится признавать то, что так оно и есть. Да и как можно не признавать этого, когда часто слышишь от современных русских людей такие слова: «Патриотизм? Да кому он сейчас нужен? Сегодня каждый сам за себя!», «Родина? А кому она нужна?», «Патриотизм (смех)? Я, когда был в твоём возрасте, тоже о нём думал (смех)», «Родина, Родина! А, что она тебе дала?!» - перечислять можно до бесконечности. И, наверное, только одни, сегодня в русском обществе остались, кто действительно способны по праву называть себя русскими патриотами. Кто они? Да, да, это те, кто носит или носил когда-то погоны России. И не просто погоны, грязные генеральские, милицейские или прокурорские погоны сейчас не редкость, они ещё патриотом никого не сделали, а погоны чистые, вымытые в крови, погоны солдат и офицеров русской армии. Такие люди, которые ценой своей крови отстаивали всё то, что сейчас имеет русский народ, никогда бы не посмели по собственной воле сказать того, что сейчас, не имея совести, говорят современные русские. Почему? Да потому, что они, герои русской земли, своими глазами видели то, как строится, не будем говорить о величии, ибо величие уже давным-давно другие «патриоты» проиудили, будем говорить, государственность нашей России. По сути дела, если вспомнить, сколько сегодня врагов у нашей земли, то каждый день – это день, когда нужно отстаивать её интересы. Такая борьба требует большого самопожертвования от русского человека, но всё же не такого, какого когда-то приходилось давать русскому человеку в определённые моменты истории. Что это за моменты истории? На сегодняшний день - это Чечня (разве убитые и искалеченные молодые ребята это не жертва России-Родине), Афганистан (многие скажут, что это была борьба за торжество коммунизма, а не за Родину, но это не так, поскольку советские солдаты там воевали, в первую очередь, с мыслью о защите интересов своего Отечества), это была Гражданская война, Первая Мировая война, Балканские войны, Крымская война, Отечественная война 1812 года и т. д. и т.д. Но, самый важный момент истории - это были суровые годы Второй Мировой войны. Эта была война, которая унесла десятки миллионов жизней наших соотечественников, оставила великое множество напоминаний о себе, от стихов и песен до костей до сих пор по-человечески не похороненных русских героев того времени. Бывает, зайдёшь, на кладбище советских солдат и так обидно, когда посмотришь в каком беспорядке они находятся. А как посмотришь на надписи на могильных плитах, так вообще слёзы на глаза наворачиваются - столько молодых людей там лежат, а некоторые, глазам своим не веришь, ещё вообще совсем детьми были, когда покинули этот мир, даже толком ещё жизни не видели. Хотя, собственно говоря, не важно молодой или старый, жить-то все одинаково хотят! Сегодня, когда на дворе две тысячи пятый год, легко найти этому объяснение, открой любой учебник по истории, любезно преподнесённый нам от некого господина Сороса и сразу становится всё ясно – на самом деле никто воевать и убивать не хотел, это просто всеми униженная антикоммунистическая Германия с её давними милитаристскими традициями, защищалась от нападок агрессивной коммунистической России, а простых русских людей силой на фронт пригнали «злые дяди» из карательных органов НКВД и чудовище Сталин, который всё никак не мог напиться человеческой крови и только и занимался тем, что мечтал о воссоздании тюрьмы народов России в образе СССР и завоевании всего мира самым страшным за всю историю режимом – коммунизмом и ещё, этого не стоит тоже забывать, хотел стать царём. Трудно поверить, но по этим книгам ещё совсем недавно занимались в российских школах, а быть может, кто знает, и сегодня где-то занимаются. Но всё же, мы не станем открывать этих книг предназначенных разве что для костра, а откроем нормальные старые советские энциклопедии по истории и почитаем, что там написано. Для лучшего прояснения ситуации, ещё было бы неплохо поговорить с русскими людьми, которые жили в то время, так как, к сожалению, и в советских энциклопедиях присутствуют элементы пропаганды, только несколько иной. После того, как мы сделаем всё вышеперечисленное, мы увидим, что тех, людей, которые в то время шли на верную смерть, вовсе никто в массовом порядке и не гнал на неё. Как так? Вот тут-то и вспоминается он, уже двадцать лет как забытый, русский патриотизм. Казалось бы, откуда было ему, русскому патриотизму взяться в первые годы Великой Отечественной войны? Репрессии и издевательства коммунистического режима, наверное, должны были в русских людях вызвать ненависть к СССР. Но что же мы видим? Героическая оборона рубежей советской земли (для начала вспомним, как оборонялась Брестская крепость), смерть в окружении немецких войск, толпы народу на запись в добровольцы, битва под Москвой с одной винтовкой на троих и бутылками с зажигательной смесью. Были, конечно, по началу и толпы пленных и недовольные советской властью, но, сколько их всей душой позже вновь пожелали сражаться. Сражаться, но уже до победного конца, против врага, потому что узнали, что это был не просто враг немец, которого некоторые из них видели двадцать пять лет назад, а фашистский гад - гитлеровец, который не успокоится пока не истребит их народ и не отравит их землю своим присутствием на ней. И разве такое самопожертвование на благо Родины нельзя назвать патриотизмом?! У многих советских людей в первые годы войны могли быть разные причины для всплеска патриотизма: кому хотелось на войне сделать карьеру, кто её уже сделал и не хотел терять того, что заработал, кто вспомнил своих предков, которые когда-то под знамёнами старой русской армии отстаивали интересы Отечества, кого просто очень пригрела советская власть и т. п. Но всё же, самой главной причиной всплеска патриотизма в то время было то, что в пределы родной земли вторгся враг. Сами по себе русские люди очень терпеливы и готовы терпеть многие лишения и унижения, но, увидев то, что начали вытворять гитлеровцы на священной для них земле, они поднялись словно медведь после зимней спячки и не прошло и года, как совершилось чудо. Что же это было за чудо? Всему миру тогда, холодной зимой 1941 года было трудно поверить в то, что ранее не знавшая поражений немецко-фашистская армия терпит крах. Но стоило ли тогда удивляться этому? Нет, потому что враг был разбит прямо у ворот древней столицы русской нации. Скорее было бы немыслимым представить себе поражение русских в тот момент. Только представьте себе бой у самого порога собственного дома, когда знаешь, что у тебя, буквально прямо за спиной, стоят твои дети, мать, жена и старик-отец, которых нужно защитить. Тут-то уж точно отступать некуда, не говоря уже о том, что на тебя смотрят ещё и твои предки, которых совсем недавно призвал вспомнить тот, кто не жалея собственного здоровья и сил работал день и ночь, чтобы принести благо твоей Родине и твоему народу и которого враги твоей земли из чувства ненависти, зависти и злобы готовы называть кровавым диктатором. Многие, быть может, не согласились с такой точкой зрения, приведя как аргумент, то, что когда в далёком 1812 году врагу была отдана столица России, но Россия от этого не проиграла, а наоборот выиграла. Здесь стоит упомянуть, то, что в 1941 году ситуация была совсем иная, ибо у Москвы тогда уже было не только военно-стратегическое значение, но ещё и политическое значение, т.к. никому не секрет, что возьми немцы Москву, так, как минимум, Япония и Турция сразу объявили бы СССР войну и, возможно, Великой Победы бы уже никогда не было бы и мир бы сейчас был совершенно другим. В наши дни также существует ещё одно очень модное мнение, что, якобы, не русские выиграли битву под Москвой, а некие силы природы вроде небывалого мороза. Да, мороз действительно был и был прямо таки жутким, но разве немцы не знали, что, отправляясь в Россию, надо одеваться потеплее, или русские солдаты были какими-то особыми, что мороз их не брал? Здесь не стоит верить в эту глупость, что русские солдаты были привыкшими к морозу. Это просто абсурдно! Как можно привыкнуть к тому, что тебя убивает, они же, в конце концов не вирусами и бактериями были, а обычными людьми. Нет, просто русские были тогда на краю пропасти и единственное, что у них оставалось – это любовь к Родине, которая грела им сердца и не давала им замёрзнуть в объятьях суровой зимы. А что немцы? До этого немцам всё очень легко сходило с рук и они настолько обнаглели, что посчитали себя действительно неуязвимыми не для чего, но у них не было самого главного, того, что грело сердца русским – они тогда не шли в бой за Родину, они шли в бой за торжество тьмы над светом. И, кто знает, быть может, потому-то по воле Господа и обрушился на них тогда такой мороз, который бил их с холодными и серыми сердцами, но не бил русских, которые, зажжённые благородным чувством патриотизма, всего лишь отстаивали своё право на жизнь. И, одно ясно, что за время тяжёлого начального периода той ужасной войны, русский патриотизм вновь обрёл кровь и плоть и даже не просто обрёл, а получил новый образ и стал представлять собой нечто само собой разумеющееся, без чего русскому народу никак не обойтись.

Казалось бы, что, наверное, такого чувства как патриотизм, никогда не бывает слишком много, но, тем не менее оказалось, что это не так. Русский народ был настолько воодушевлён после блестящей своей победой над немцами под Москвой, что перестал видеть реально существовавшую ситуацию. Ведь, не смотря на то, что немцев побили под столицей, не было ещё и речи о том, что они скоро уйдут с оккупированных территорий и нельзя было говорить, что немецкая армия, тогда очень сильно ослабла. Да, они потерпели сильное поражение в духовном плане, но не в физическом, ибо они были ещё вполне боеспособны. И именно из-за того, что русские люди по своей слепоте тогда стали недооценивать врага, в «жарком» 1942 году Красная армия и весь русский народ потерпели очень много поражений и над русской землёй вновь нависла угроза полной оккупации и порабощения, но к счастью, наши люди тогда вовремя опомнились и настало новое решающие сражение, сражение под городом Сталинградом, который во времена империи назывался Царицыном, а ныне он город Волгоград. Это сражение, также как и сражение под Москвой, было самым настоящим испытанием на прочность для русского человека. Трудно, наверное, было стоять до конца и не сломаться, зная, что враг вот-вот перекроет твоей Родине дыхательные пути, ведь Сталинград открывал гитлеровцам путь на Кавказ к жизненно важным источникам сырья. Лишись СССР тогда этих источников и не станет у Красной армии ни танков, ни машин и будет она беспомощной перед немецко-фашистским зверем, который, сметя её, проглотит и родную землю и всё, что на ней находится. Но русские вновь совершили чудо, в которое весь запад никак не мог поверить. Они окружили немцев в почти полностью разрушенном Сталинграде и взяли в плен огромную часть всей когда-то непобедимой немецкой армии вместе с её командирами, которым никакие уговоры их полусумасшедшего фюрера (вождя нем.) не помешали сдаться в плен. И не просто сдаться в плен, а позорно сдаться в плен. А, хотя, какой у них был выход?! Разве что мороз и голодная смерть. И здесь была точно такая же ситуация как под Москвой, когда враг со своей ненавистью и захватническими планами шёл вперёд, но уже осмотрительно, неосмотрительным и наглым оставался только их лидер, по вине которого они, собственно говоря и проиграли эту битву. А русские в это время, наконец-то объективно оценив ситуацию, с любовью к Родине в своих горячих сердцах отстаивали своё право на жизнь и право видеть родную землю свободной.

После поражения Вермахта под Сталинградом, фашистское командование уже стало понимать, что очень велика вероятность того, что они эту войну проиграют, и стало понимать, хоть и с большим трудом, почему они её проиграют, об этом им скажет ещё и перешедший из страха перед смертью на их сторону генерал Андрей Власов. А скажет он им то, что глава СССР Сталин сумел пробудить в русском народе чувство патриотизма и что надо бы тоже сыграть на этом, напомнив русскому народу о Красном терроре и о преступлениях коммунистического режима против него и что надо создать русскую армию без большевиков, а именно Российскую Освободительную Армию (Р.О.А.), где бывшие русские красноармейцы смогут вместе с «освободителями» немцами сражаться против истинных оккупантов большевиков. Эта идея была настолько пропитана лицемерием, ложью и цинизмом, что кроме предателей и пленных, испугавшихся нечеловеческих условий содержания в плену у немцев, в Р.О.А. никто и не пошёл. А когда приходило время сражаться против Красной армии, эти горе-солдаты тут же разбегались как зайцы, потому-то немцы их, кроме как для вспомогательных целей, практически нигде и не использовали. Но у русских отношение к немцам к середине войны тоже изменилось. Если ещё в начале войны, многие русские испытывали страх перед гитлеровцами, а после победы под Москвой стали их несколько недооценивать (скоре даже себя переоценивать), то теперь наряду со всегда существовавшей ненавистью к гитлеровцам русские стали ещё и в некоторой степени уважать их как всё же достойных и сильных противников. Потому они стали действовать на фронтах более осмотрительно и аккуратно. И наступил ещё один важный момент в истории всей Второй Мировой войны – Курская битва. Курская битва не была битвой на самом пороге родного дома (но, хотя, всё же на его дворе), как битва под Москвой, или битвой за жизненно важные ресурсы, как битва в Сталинграде, но, тем не менее, у неё было огромное значение. Если бы русские солдаты позволили бы себе расслабиться и проиграли бы эту битву, которую её непосредственные участники справедливо называют адом, то неизвестно как развивались бы события в дальнейшем. Это была битва за стратегическую инициативу. Главная задача русских была удержать её в своих руках и не отдать немцам. И всё-таки, опять же, это была только боевая задача, а главная причина была не дать немцам захватить ни пяди русской земли. Почему? Потому что они, за столь короткий срок уже многое повидавшие, люди слишком сильно полюбили свою землю, ибо увидели, чего им стоила её свобода. И теперь уже никак нельзя было проявлять хоть малейшей слабости, поскольку ещё один удар и фронт уже безостановочно стремительно покатится на Запад. Каждый русский человек понял, что сейчас он снова должен выполнить свой долг перед Отечеством и из чувства патриотизма честно выполнил его и пошёл вперёд, и освободил Европу, чего мог и не делать, но этого захотела его Родина, этого захотел он сам, и дошёл до столицы своего врага Берлина, где пролив опять немало крови нанёс последний удар загнанному в угол зверю.

Русский народ вместе со своим патриотизмом победил страшного и невероятно жестокого врага, и война, которая для многих скорее напоминала огромную кровавую бойню, закончилась. Война закончилась, но патриотизм русского человека никуда не исчез и не иссяк, а принял новую форму. Теперь, после того как русский народ выдержал такое страшное испытание, стало казаться, что теперь ему уже всё по плечу и действительно было так. Чего добился русский народ после Великой Отечественной войны? Создал мощную экономику, самую лучшую в мире систему образования, непобедимую Советскую армию, которая перестала существовать сама по себе и никем не была побеждена; возродил до того уничтоженную культуру и, мало того, улучшил и усовершенствовал её, покорил космические просторы, перечислять можно продолжать и продолжать, потому скажем тремя словами: «Построил мировую сверхдержаву». И всего этого он добился живя с чувством патриотизма, который возродился в нём в невероятно тяжёлые годы Второй Мировой войны и, как только русский человек стал забывать об этом чувстве, так сразу же буквально на глазах и развалилось то, что он отвоевал во Второй мировой войне и построил в течении сорока пяти лет после неё. И, это уж точно, если бы русский человек сегодня, проявил бы хоть четвёртую часть того патриотизма, который проявили в Великой Отечественной войне его великие предки, которых он посмел забыть, то наше Отечество Россия сегодня было бы совсем другим!

P.S. В данной статье перечислены такие моменты в истории, где русский человек показал себя истинным патриотом, как начало Великой Отечественной войны, битва под Москвой, битва за Сталинград, Курская битва. Это всего лишь малая часть того, чего можно было сказать, а было таких проявлений патриотизма на самом деле намного больше. Например, русский человек и внешняя политика СССР накануне Второй Мировой войны, Советско-Финская война, блокада Ленинграда, партизанское движение, работа в советском тылу, советская разведка и т. д. и т. д.

Источник: Cпециально для Army.lv. Публикация данного материала полностью или частично разрешается с обязательным указанием в источниках гиперссылки на army.lv, не запрещённой для индексирования.
Автор: Иван Иванов

Источник: http://army.lv/ru/Vtoraya-mirovaya-voyn … /1128/2739

125

Патриотизм — нравственный и политический принцип, социальное чувство, содержанием которого является любовь к отечеству и готовность подчинить его интересам свои частные интересы.

Представления о патриотизме связываются с трепетным отношением к своей Родине, но представление о сущности патриотизма у разных людей разное.
По этой причине, одни люди считают себя патриотами, а другие их таковыми не считают.

126

Русский человек   Век XX двадцатый

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

127

Русский человек   Век XX двадцатый

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

128

Русский человек   Век XX двадцатый

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

129

Русский человек   Век XX двадцатый

увеличить

увеличить

130

Русский человек   Век XX двадцатый

увеличить

увеличить

увеличить