О родной стране, о России - RUSSIA

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » О родной стране, о России - RUSSIA » Русский язык, пословицы, имена » Культура письменной речи


Культура письменной речи

Сообщений 71 страница 80 из 82

71

Среднерусские говоры

Среднеру́сские (средневеликору́сские) го́воры — условное объединение говоров русского языка, размещённых между его северным и южным наречиями на территории первичного заселения, ставших основой формирования русского литературного языка.

Среднерусские говоры не рассматриваются в одном ряду с наречиями русского языка, являясь особой величиной в русской диалектологии, так как не имеют собственных языковых черт, которые бы охватывали всю их территорию, а только лишь объединяют в себе некоторые из севернорусских и южнорусских диалектных признаков, не составляя единого целого, и образуя группы переходных говоров между двумя наречиями.
Среднерусские говоры разделяются на западные и восточные говоры, внутренние подразделения которых имеют разнородную характеристику.
В целом среднерусским говорам присущи такие основные языковые черты, как смычно-взрывное образование задненёбной звонкой фонемы г (севернорусская черта) и неразличение гласных во втором предударном и заударном слогах после твёрдых согласных (южнорусская черта)

увеличить

72

Принципы определения среднерусских говоров

Основной определяющий принцип, по которому выделяются среднерусские говоры — сочетание в языковых системах этих говоров диалектных черт северного и южного наречий.
В наречия объединены говоры только тех территорий, где полностью совмещаются ареалы явлений, характерные для данных диалектных единиц, и исключаются распространения явлений противоположного наречия. Вследствие того, что контуры и охват этих ареалов неодинаковы, границу нельзя провести по одной черте и между наречиями образуется промежуточная территория, где взаимопересекаются изоглоссы и совмещаются языковые черты северного и южного наречий, образуя говоры особого переходного типа. Образуемые таким образом территории, которые сложно однозначно отнести к какому-либо из наречий, выделены в особые среднерусские говоры. По причине отсутствия собственных языковых черт (которые бы могли объединять разнородные говоры) и значительных различий в разных областях распространения, несмотря на большую занимаемую территорию, среднерусские говоры не могут характеризоваться как особое наречие.
Среднерусские говоры полностью охватываются лишь небольшой частью диалектных явлений, основная их часть, принадлежа окраинным ареалам диалектных явлений обоих наречий, неравномерно совмещается и создаёт большое разнообразие сочетаний (например, одни диалектные явления северного наречия могут заходить южнее, чем другие, а явления южного могут по-разному продвигаться на север, изоглоссы также могут смещаться к западу или востоку, образовывать обособленные острова).
Восточные и западные среднерусские говоры объединяются в общие среднерусские только лишь по принципу сочетания в их языковых системах диалектных явлений разных наречий и диалектных зон, но не по наличию общих собственных языковых черт.

Область распространения

Область распространения среднерусских говоров с севера определена южной границей севернорусских говоров, с юга — границей с говорами южнорусского типа. Она включает в себя согласно диалектологической карте русского языка 1965 года юго-запад Ленинградской, юго-запад Новгородской, почти всю Псковскую (кроме крайней южной части), центральную часть Тверской, большую часть Московской, крайний юг Ярославской, Ивановскую, Владимирскую и Нижегородскую (кроме её северной части) области. А также часть Костромской области в районе Чухломы и Солигалича. На западе среднерусские говоры граничат с областями распространения эстонского и латышского языков, а на востоке с областями распространения марийских, мордовских и чувашского языков.
Среднерусские говоры оказали влияние на образование говоров вторичного заселения, их языковые черты встречаются в русских говорах Эстонии, Литвы и др. стран, на Урале, в Сибири и в др. регионах России.
Носителями говоров являются главным образом сельские жители указанных регионов, из них всё больше увеличивается число говорящих на почти правильном литературном языке (с рудиментами диалектизмов) или владеющих полудиалектной речью (объединением норм литературного языка с диалектными особенностями).

73

Классификация среднерусских говоров

Западные среднерусские говоры

Среднерусские говоры дифференцируются на диалектные подразделения как методами лингвистической географии (ареальная классификация), так и на основе типологических закономерностей (типологическая классификация).
В первом случае в составе среднерусских говоров рассматривают два крупных объединения, западное и восточное, которые разделяются на группы говоров, во втором случае различают два уровня деления (классификационные ранги), собственно среднерусские и западнорусские говоры, которые разделяются на диалектные типы. Наиболее известной и распространённой является ареальная классификация, в которой говоры разделяются в зависимости от размещения пучков изоглосс диалектных явлений и сочетания ими очерчиваемых ареалов.
Среднерусские говоры впервые отмечены на диалектологической карте русского языка 1915 года (по терминологии карты — средневеликорусские), они были включены в состав северновеликорусского наречия и определены как переходные на северновеликорусской основе с белорусскими и южновеликорусскими наслоениями (на территории сочетания аканья с произношением смычно-взрывного г). Средневеликорусские говоры разделялись на псковскую (переходную к говорам белорусского наречия), западную и восточную группы (переходные к говорам южновеликорусского наречия). К средневеликорусским были отнесены только те говоры, которые полностью утратили оканье. На диалектологической карте русского языка 1965 года, составленной К. Ф. Захаровой и В. Г. Орловой, на основе новых лингвистических данных и исторических сведений, среднерусские говоры определяются как имеющие разные основы формирования, и севернорусскую, и южнорусскую. Изменена группировка среднерусских говоров, появилось разделение на группы и собственно говоры по степени оформленности их языковых комплексов. Также изменена территория распространения среднерусских говоров, она была расширена за счёт окающих говоров части Западной группы (по карте 1915 года), образующей современные говоры Гдовской группы и Новгородские говоры и за счёт Владимирско-Поволжской группы, в которых черты южного наречия имеют значительное распространение.

Восточные среднерусские говоры

Среднерусские говоры на диалектологической карте русского языка 1965 года делятся на два больших диалектных объединения — западное и восточное. Они отличаются не наличием собственных языковых черт (расположенных разрозненно), а сочетанием разных черт северного и южного наречий и черт разных диалектных зон. Ареалы распространения западных и восточных говоров локализуются в области взаимопересечения пучков изоглосс различных диалектных зон, что характеризует их как межзональные (переходные) говоры. Для западных среднерусских говоров характерны диалектные черты периферийной территории, а для восточных — черты центральной территории, во многом совпадающие с русским литературным языком. По наличию различения или неразличения гласных неверхнего подъёма в первом предударном слоге среднерусские говоры как на западе, так и на востоке, разделяют на окающие в северных областях, и акающие говоры на юге.

увеличить

увеличить

74

Внутренняя структура среднерусских говоров

Особенности образования среднерусских говоров

Среднерусские говоры сложились в районах наиболее давних и оживлённых междиалектных контактов на территории распространения русского языка в историческом прошлом, когда сочетание черт разных диалектов перерастало на основе их структурных связей в становление местных особенностей групп среднерусских говоров.
Такое своеобразие формирования среднерусских говоров стало причиной их разнородности, взаимопересечения изоглосс ареалов как наречий, так и диалектных зон образовали различные системы диалектных явлений. Сложившиеся таким образом говоры стали различаться разной степенью близости к каждому из наречий, часть говоров в пределах переходных на севере выявляет черты, близкие по характеру своего строя севернорусскому наречию, а говоры на юге соответственно — южнорусскому. В центральных областях совмещаются разнородные языковые черты.
Помимо разнообразия сочетания языковых черт наречий, которые существуют по отдельности на севере и на юге, и все вместе представлены в разных областях среднерусских говоров, в них также отмечаются и некоторые местные диалектные явления (не охватывающие всей территории говоров), они включают в себя как инновации, так и архаизмы, их ареалы располагаются в различных частях распространения среднерусских говоров, не образуя единой системы. Новообразования в языке появлялись в результате междиалектных контактов в крайних частях ареалов наречий на территории среднерусских говоров, где диалектные явления меняли свой характер в сравнении с тем, в каком виде они существуют в самих наречиях.

Диалектные единицы внутри среднерусских говоров

Вследствие особенностей образования среднерусских говоров (зависимости от событий исторического характера, различий во времени формирования различных групп говоров, степени интенсивности междиалектных контактов, степени изменения языковых черт, появления инноваций или сохранения архаизмов, разного числа языковых черт, свойственных только определённым территориям), при которых на западе и востоке в разной мере представлены языковые черты каждого из наречий, а также диалектных зон, западные и восточные среднерусские говоры значительно различаются и не составляют диалектного единства, они включены условно в одну диалектную величину — среднерусские говоры — только по общности принципа их формирования — сочетания разнодиалектных явлений.
Западные и восточные среднерусские говоры имеют разнородную внутреннюю структуру. Наряду с тем, что в пределах их территорий распространения есть говоры как с оканьем, так и с аканьем, они также неоднородны по степени оформленности языковых систем в их локальных объединениях, которым присущи как наличие, так и отсутствие собственных общих языковых черт (ярко выраженные ареалы комплексов местных языковых черт, позволяющих выделить группы говоров, распространены как правило в периферийных областях). В зависимости от особенностей исторического развития сложились группы говоров с общими определёнными для каждой из них чертами (Владимирско-Поволжская, Гдовская, Псковская), и говоры с сочетанием разрозненных мелких ареалов разнодиалектных черт, не образующие самостоятельных диалектных величин (Новгородские, Селигеро-Торжковские, Отделы А, Б и В восточных среднерусских акающих говоров).

75

История образования среднерусских говоров

Формирование наречий и среднерусских говоров как переходных

Происхождение и формирование среднерусских говоров тесно связано с процессами формирования северного и южного наречий русского языка. Среднерусские говоры, находясь в области междиалектных контактов в течение многих веков на протяжении истории своего развития, в разной мере воспринимали различные языковые явления каждого из наречий, в результате чего складывались своеобразные сочетания севернорусских и южнорусских диалектных черт на их территории.
Основными факторами, которые в неодинаковой мере влияли на образование наречий и переходных говоров между ними, были разные языковые основы их формирования — диалекты древнерусского языка (наиболее отличающимся от других был архаичный древненовгородский диалект), контакты с разными автохтонными языками финно-угорского и балтийского происхождения, а также относительное обособление диалектов в пределах границ разных русских средневековых государств и в меньшей степени территориальная удалённость. Развитие в пределах территорий разных княжеств и феодальных республик оказало влияние на появление значительных различий в среднерусских говорах запада и востока. Западные среднерусские говоры формировались на основе диалектов Новгородской и Псковской земель, а восточные среднерусские говоры формировались на основе диалектов Ростово-Суздальской, Муромской и Рязанской земель. Создание Русского централизованного государства с конца XV века и усиление миграций русского населения способствовали прекращению обособленного развития и ускорению сближения диалектов двух исторических центров на территории современных среднерусских говоров — Новгородской и Ростово-Суздальской земель. Несмотря на то, что Ростово-Суздальский диалект занял ведущую роль в формировании единого русского языка, заметное влияние на этот процесс оказал также и Новгородский диалект.
Объединяя в себе черты северного и южного наречий, московское койне, сложившееся в пределах среднерусских говоров, стало основой формирования единого языка русского народа, его современной литературной нормы, распространившейся по всей территории расселения русских.

Формирование групп среднерусских говоров

Определяющими факторами в формировании западных среднерусских говоров были разные диалектные влияния на них.
На окающие говоры в северной части оказали сильное влияние говоры центра (Ростово-Суздальский диалект), а на акающие говоры в южной части — южнорусские говоры. При этом Новгородские говоры утратили многие свои характерные черты (сохранившиеся в говорах севернорусского наречия), причиной этому могли быть отток части новгородского населения в северо-восточные области после завоевания Новгорода Москвой, выселение в центральные районы новгородской знати, переселение в Новгород жителей из Ростово-Суздальской земли. Западные среднерусские акающие говоры, напротив, сохранили многие особенности древнепсковского диалекта, а Гдовские говоры, также являясь продолжением древнепсковского диалекта, испытав сильное влияние древненовгородского диалекта, сформировались как переходные между окающими Новгородскими и акающими Псковскими говорами.
Восточные среднерусские говоры сложились как на севернорусской основе (говоры Владимирско-Поволжской группы, аканье в которых развилось предположительно независимо от аканья южнорусского типа), так и на южнорусской основе (восточные среднерусские акающие говоры отделов Б и В сформировались под влиянием московского говора, генетически являясь частью Рязанской группы, а говоры отдела А сложились в результате смешения говоров носителей различных русских диалектов, при котором нельзя выявить их основу). Говоры Чухломского острова были образованы в результате миграций южнорусского населения в северные области с XVII века.

76

Особенности говоров

Изоглоссы северного наречия на территории среднерусских говоров

Общие диалектные черты

Среди разнообразия в размещении диалектных явлений северного и южного наречий, заходящих на территорию среднерусских говоров, имеется небольшое количество явлений, полностью охватывающих промежуточную между наречиями область:

Фонетика
Смычно-взрывное образование задненёбной звонкой фонемы г и её чередование с к в конце слова и слога: но[г]а́ — но[к], бер’о[г]у́с'  — бер’о́[к]с’а и т. п. (см. изоглоссу на карте). Произношение слова где с задненёбным согласным смычного или фрикативного образования: [г]дê или [γ]дê. Произношение слова нутро́ с твёрдым звуком р. (черты севернорусского наречия) Распространение неразличения гласных во втором предударном и заударном слогах после твёрдых согласных: м[ъ]локо́, д[ъ]л’око́, в го́р[ъ]дê, го́р[ъ]д или го́р[а]д, на́д[ъ] или на́д[а] и т. п. (см. изоглоссу на карте) (в части Новгородских говоров возможно различение гласных во втором предударном слоге) (черта южнорусского наречия) и др.

Морфология и синтаксис
Безударное окончание -ы у существительных среднего рода в форме именительного пад. мн. числа: п’а́тн[ы] и т. п. Склонение существительных муж. рода с суффиксами -ушк-, -ишк- (дедушка, мальчишка и др.) по типу существительных женского рода. Совпадение безударных окончаний 3-го лица мн. числа глаголов I и II спряжения: па́ш[ут], про́с'[ут] и т. д. (черты южнорусского наречия) и др.

Лексика
Распространение слов квашня́ (квашо́нка) (посуда для приготовления теста) (см. изоглоссу на карте), ухва́т, ягни́лась (яни́лась, янни́лась) (объягнилась), пого́да (в значении плохая погода), сковоро́дник (черты севернорусского наречия) и др..

Источник: http://ru.wikipedia.org/wiki/Среднерусские_говоры

увеличить

увеличить

77

Диалектные черты западных и восточных среднерусских говоров

В среднерусских говорах распространены диалектные черты западных и восточных говоров как противопоставленные, так и не противопоставленные друг другу, имеющие как севернорусское и южнорусское, так и местное происхождение, как реализующиеся в литературном языке, так и являющиеся диалектными, как охватывающие всю территорию запада или востока, так и отсутствующие в их некоторых диалектных объединениях.

Языковые черты, противопоставленные полностью или в основном противопоставленные друг другу:

Языковые черты западных среднерусских говоров.
Языковые черты восточных среднерусских говоров.

Наличие сочетания мм в соответствии сочетанию бм: о[м:]а́н (обман), о[м:]êр’а́л (обмерял) (севернорусская черта) Распространение сочетания бм: о[бм]ан, о[бм]ер’ал (черта литературного языка) (южнорусская черта)
Наличие сочетания нн в соответствии сочетанию дн: [н:]о (дно), хо́ло[н:]о (холодно) (севернорусская черта) Распространение сочетания дн: [дн]о, хо́ло[дн]о  (черта литературного языка) (южнорусская черта) (в северных говорах Владимирско-Поволжской группы возможно произношение сочетания нн в соответствии дн)
Преобладание нестяженных личных форм глаголов с наличием j в ударных и безударных сочетаниях: зн[а́йе]т, ду́м[айе]т или зн[а́и]т, ду́м[аи]т и т. д. (см. изоглоссу на карте) (черта литературного языка) (южнорусская черта). Распространение стяженных форм прилагательных: молод[а́], кра́сн[а] в части западных среднерусских окающих говоров (севернорусская черта) Отсутствие j в интервокальном положении, явления ассимиляции и стяжения в возникающих при этом сочетаниях гласных в формах прилагательных и глаголов: молод[а́], молод[у́], молод[ы́]; кра́сн[а], кра́сн[у], кра́сн[ы]; дêл[а]т, зн[а]т и т. д. (см. изоглоссу на карте) как во Владимирско-Поволжской группе, так и в восточных среднерусских акающих говорах (севернорусская черта)
Распространение случаев произношения с в соответствии конечному сочетанию ст: мо[с] (мост), хво[с] (хвост) и т. п. (севернорусская черта) Сочетание ст на конце слова: мо[ст], хво[ст] и т. п. (черта литературного языка) (южнорусская черта)
Как правило произношение слов без вставных гласных а или ъ в слове пшени́ца: [пш]ени́ца (за исключением восточной части говоров Псковской группы) (черта литературного языка) (севернорусская черта) Произношение слов со вставными гласными а или ъ в слове пшени́ца: п[а]шени́ца или п[ъ]шени́ца (южнорусская черта)
Произношение твёрдых губных согласных в соответствии мягким на конце слова: го́лу[п], се[м] и т. п. (севернорусская черта) Различение твёрдых и мягких губных согласных на конце слова: ду[п] — го́лу[п'], сйе[м] — се[м'] и т. п. (черта литературного языка)
Произношение слов верх, столб и др. в полногласной форме: вер'[о́]х (верх), cтол[о́]б (столб) и др. (нерегулярное распространение на территориях Псковской группы говоров и Селигеро-Торжковских говоров) Произношение слов верх, столб и др. без второго гласного после плавного (черта литературного языка) (в акающих говорах отдела В встречаются формы ко́р[о]м, сто́л[о]б)
Распространение произношения мягких согласных в сочетаниях с согласным с: же́[н’с]кий, ру́[с’с]кий и т. п. Произношение твёрдых согласных в сочетаниях с согласным с: же́[нс]кий, ру́[сс]кий и т. п. (черта литературного языка)
Твёрдое произношение звука ч: [чы]тать, [чы]сто и т. д. (западнорусская черта) Мягкое произношение звука ч’: [ч']исто, [ч']асто, [ч']итать и т. д. (черта литературного языка)
Ударение на основе в личных формах ед. и мн. числа (кроме 1-го лица ед. числа) у глаголов II спряжения: сол’у́ — со́лиш — со́л’ат; вар’у́ — ва́риш — ва́р’а́т и т. п. (черта литературного языка) (южнорусская черта) Неподвижное ударение на окончании в личных формах ед. и мн. числа у глаголов II спряжения: сол’у́ — соли́ш — сол’а́т; вар’у́ — вари́ш — вар’а́т и т. п. (севернорусская черта)
Формы местоимений 3-го лица с начальным j: йон, йона́, йоно́, йоны́ (западнорусская черта) Формы местоимений 3-го лица без начального j: он, она́, оно́, они́ (оне́) (черта литературного языка)
Наличие местоимения 3-го лица мн. числа оны́ (йоны́) с окончанием ы (западнорусская черта) Наличие местоимения 3-го лица мн. числа оне́ с окончанием е (в говорах Владимирско-Поволжской группы) и они́ с окончанием и в восточных среднерусских акающих говорах (черта литературного языка). В акающих говорах отдела Б возможно произношение оны́
Наличие j в основе в формах указательных местоимений именительного и винительного пад., наиболее последовательное в словоформах [та́йа] (та) — [ту́йу] (ту), [то́йе] (то), [ты́йи] (те) (западнорусская черта) Отсутствие j в основе в формах указательных местоимений именительного и винительного пад. (черта литературного языка), кроме случаев употребления местоимений в винительном пад. ([тойе́] [тойо́] [тойу́]) в южных говорах Владимирско-Поволжской группы и в восточных среднерусских акающих говорах
Наличие общей формы дательного и творительного пад. мн. числа существительных и прилагательных: с пусты́м в’о́др[ам], к пусты́м в’о́др[ам] (см. изоглоссу на карте) (севернорусская черта) Различение форм дательного и творительного пад. мн. числа прилагательных и существительных: с пусты́ми в’о́др[ами], к пу́стым в’о́др[ам] (см. изоглоссу на карте) (южнорусская черта) (черта литературного языка)
Формы дательного и предложного пад. ед. числа с окончанием -и (-ы) у сущ. жен. рода на -а с твёрдой и мягкой основой: к земл[и́], к жон[ы́], на рук[и́] Формы дательного и предложного пад. ед. числа с окончанием -е у сущ. жен. рода на -а: к земл[е́], к жен[е́], на рук[е́] (черта литературного языка)
Наличие форм личных и возвратных местоимений ед. числа: мен'[а́], теб'[а́], себ'[а́] родительного и винительного пад. (севернорусская черта); мн[и], теб[и́], себ[и́] дательного и предложного пад. в западных среднерусских окающих говорах. Формы личных и возвратных местоимений с окончанием -ê как родительного и винительного пад. ед. числа: мен[ê], теб[ê], себ[ê]; так и дательного и предложного пад.: мн[ê], [тобê], [собê] в западных среднерусских акающих говорах (южнорусская черта) Распространение форм личных и возвратных местоимений в единственном числе родительного и винительного пад.: мен'[а́], теб'[а́], себ'[а́] наряду с те[йа́], се[йа́]; распространение форм личных и возвратных местоимений в единственном числе дательного и предложного пад.: мн[ê], теб[ê], себ[ê] как во Владимирско-Поволжской группе, так и в восточных среднерусских акающих говорах (севернорусские черты) (черты литературного языка)
Отсутствие употребления согласуемых постпозитивных частиц (черта литературного языка). Распространение согласуемых постпозитивных частиц -то, -от, -та, -те и др.: дом-от, дома́-те, жену́-ту в говорах Владимирско-Поволжской группы и большинстве восточных среднерусских акающих говоров (севернорусская черта)
Форма именительного пад. мн. числа местоимения весь: вси - Форма именительного пад. мн. числа местоимения весь: все
Распространение слов — названий ягод, образованных с суффиксом -иц-: земл’ан[и́ц]а, брусн[и́ц]а и т. п., наряду с земл’ан[и́к]а, брусн[и́к]а и т. п. (черта литературного языка) Распространение слов — названий ягод, образованных с суффиксом -иг-: земл’ан[и́г]а, брусн[и́г]а и т. п.
Образование форм мн. числа существительных муж. рода, обозначающих степени родства, с суффиксами -ов’й-, -ев’й-: зятев’йа́, братов’йа́ и др. в западных среднерусских окающих говорах (севернорусская черта). Формы именительного пад. мн. числа с ударным -а от существительных жен. рода с мягкой основой: дерев[н’а́], лоша[д’а́] и т. п. в говорах Гдовской и Псковской групп Распространение форм мн. числа существительных муж. рода, обозначающих степени родства: зятья́, бра́тья и др. как во Владимирско-Поволжской группе, так и в восточных среднерусских акающих говорах. Формы именительного пад. мн. числа существительных жен. рода с мягкой основой: дере́вни, зе́лени, ло́шади, пу́стоши, пути́ и т. п. (черты литературного языка) В акающих говорах отдела В — дерев[н’а́] , зеле[н’а́]
Употребление перфектов: по́езд ушо́вши, у меня́ дрова́ принесено́ (принесён) и т. п. (западнорусская черта) Отсутствие употребления перфектов (черта литературного языка)
Распространение слов: гре́бовать (брезговать), корого́д, хорого́д (хоровод), лю́лька (подвешиваемая к потолку колыбель), зе́лени, зеленя́, зе́ль (всходы ржи) (в говорах Псковской группы) (южнорусские черты), гора́зд (очень). Распространение слов: бре́зговать, корово́д, хорово́д (черты литературного языка) (севернорусские черты), зы́бка (подвешиваемая к потолку колыбель), о́зимь (всходы ржи) (севернорусские черты), бо́льно (очень)
Распространение слов: тяга́ть лён в значении теребить лён, боро́нка, боро́нник, боро́нщик (жеребёнок на третьем году) (в Псковской группе) Распространение слов: брать лён в значении теребить лён (см. изоглоссу на карте) (южнорусская черта), третья́к (жеребёнок на третьем году)
Распространение слов: говорить, хлев (черты литературного языка) Распространение слов: ба́ять (говорить), клев
Распространение слов: пêить, по́ять (петь песни) (в Гдовской группе), свекро́вка, свекро́ва и т. д. Распространение слов: петь (севернорусская черта), свекро́вь (черты литературного языка) и т. д..

78

Языковые черты в равной степени известные и на западе и на востоке среднерусских говоров и занимающие разные части их территорий:

Языковые черты западных среднерусских говоров
Языковые черты восточных среднерусских говоров

Различение гласных неверхнего подъёма в первом предударном слоге после твёрдых согласных — оканье (см. изоглоссу на карте) (в западных среднерусских окающих говорах) (севернорусская черта). Различение гласных неверхнего подъёма в первом предударном слоге после твёрдых согласных — оканье (см. изоглоссу на карте) (в восточных среднерусских окающих говорах) (севернорусская черта)
Неразличение гласных в первом предударном слоге после твёрдых согласных — аканье (см. изоглоссу на карте) (черта литературного языка) и мягких согласных (сильное яканье, иканье) (в западных среднерусских акающих говорах) (южнорусские черты) Неразличение гласных в первом предударном слоге после твёрдых согласных — аканье (см. изоглоссу на карте) (черта литературного языка) и мягких согласных (умеренное яканье, еканье, иканье) (в восточных среднерусских акающих говорах) (южнорусские черты)
Произношение слова кринка с мягким р’: к[р']и́нка (севернорусская черта). Случаи рассеянного распространения произношения к[р]ы́нка (черта литературного языка) (в западных среднерусских акающих говорах) Произношение слова кринка с мягким р’: к[р']и́нка (севернорусская черта) (в говорах Владимирско-Поволжской группы и в восточных среднерусских акающих говорах, за исключением говоров отдела А, в которых произносится к[р]ы́нка) (черта литературного языка)
Окончание -т твёрдое при его наличии в форме 3-го лица глаголов ед. и мн. числа: но́си[т], но́с’а[т] (см. изоглоссу на карте) (в западных среднерусских окающих говорах) (черта литературного языка) (севернорусская черта). Окончание -т’ при его наличии в форме 3-го лица глаголов ед. и мн. числа: но́си[т'], но́с’а[т'] (см. изоглоссу на карте) (в западных среднерусских акающих говорах) (южнорусская черта) Окончание -т твёрдое в форме 3-го лица глаголов ед. и мн. числа: но́си[т], но́с’а[т] (см. изоглоссу на карте) (во всех восточных говорах, кроме части акающих говоров отдела А) (черта литературного языка) (севернорусская черта). Окончание -т’ в форме 3-го лица глаголов ед. и мн. числа: но́си[т'], но́с’а[т'] (см. изоглоссу на карте) (в части акающих говоров отдела А) (южнорусская черта)
Различение аффрикат ч и ц. В говорах Гдовской группы — твёрдое цоканье, также цоканье распространено в части говоров Псковской группы. Различение аффрикат ч’ и ц (черта литературного языка). В южных говорах Владимирско-Поволжской группы и в акающих говорах отдела Б — цоканье
Окончание -ы в форме родительного пад. ед. числа существительных жен. рода с окончанием -а и твёрдой основой: [у жоны́] (см. изоглоссу на карте) (в западных среднерусских окающих говорах) (черта литературного языка) (севернорусская черта). Окончание -е в форме родительного пад. ед. числа существительных жен. рода с окончанием -а и твёрдой основой: [у жене́] (см. изоглоссу на карте) (в западных среднерусских акающих говорах) (южнорусская черта) Окончание -ы в форме родительного пад. ед. числа существительных жен. рода с окончанием -а и твёрдой основой: [у жоны́] (см. изоглоссу на карте) (в большей части восточных среднерусских окающих говорах) (черта литературного языка) (севернорусская черта). Окончание -е в форме родительного пад. ед. числа существительных жен. рода с окончанием -а и твёрдой основой: [у жене́] (см. изоглоссу на карте) (в восточных среднерусских акающих говорах) (южнорусская черта)
Распространение инфинитивов несть, ити́ть (итти́ть, иди́ть) (южнорусские черты). В части говоров Псковской группы: идти́, нести́ (черты литературного языка) Распространение инфинитивов идти́, нести́ в восточных среднерусских окающих говорах (черты литературного языка). Распространение несть, ити́ть (итти́ть, иди́ть) (южнорусские черты) в восточных среднерусских акающих говорах
Парадигмы глаголов с основой на задненёбный согласный наст. времени мочь и др.: мо[г]у́, мо́[г]еш, мо́[г]ут в говорах Гдовской и Псковской групп. На остальной территории: мо[г]у́, мо́[ж]еш, мо́[г]ут (черта литературного языка) Парадигмы глаголов с основой на задненёбный согласный наст. времени мочь и др.: мо[г]у́, мо́[ж]еш, мо́[г]ут (черта литературного языка), в некоторых говорах Владимирско-Поволжской группы: мо[г]у́, мо́[г]ош, мо́[г]от. В акающих говорах отдела В: мо[г]у́, мо́[г']ош, мо[г]у́т наряду с мо́[ж]у, мо́[ж]еш, мо́[ж]ут
Формы предложного пад. ед. числа прилагательных муж. и ср. рода с окончанием -ом: в худо́м (черта литературного языка). В говорах Псковской группы с окончанием -ым: в худы́м Формы предложного пад. ед. числа прилагательных муж. и ср. рода с окончанием -ым (-ем): в худы́м, в худэ́м. В большей части восточных среднерусских акающих говорах с окончанием -ом: в худо́м (черта литературного языка).

79

Диалектные черты центральных и периферийных территорий

Изоглоссы южного наречия на территории среднерусских говоров

Большая часть западных среднерусских говоров разделяет диалектные черты периферии, а восточные говоры характеризуются чертами центральной территории.
В комплекс признаков, выделяющих восточные среднерусские говоры и часть западных (Селигеро-Торжковские говоры), в отличие от периферийных, включаются такие диалектные особенности, как употребление возвратной частицы -с, -са в различных формах глаголов: умо́йу[с] или умо́йу[са], умо́й[са], умы́л[са], умо́йеш[са]; произношение согласного к в соответствии х в словах: клев, коровод, крест (крестец) (названия укладки снопов); а также большое число языковых черт, характерных и для русского литературного языка: наличие долгих мягких шипящих ш’ш’, ж’ж’: [ш’ш']у́ка, та[ш’ш']у́, во[ж’ж']и́ и т. п.; употребление твёрдых согласных н и р в сочетании с последующим согласным ц: полоте́[нц]о, со́[н]цо; огу[рц]ы́, се́[рц]о и т. п.; форма винительного пад. ед. числа личного местоимения жен. рода с ударным о в окончании: йей[о́]; наличие гласного е в формах косвенных пад. притяжательного и возвратного местоимений жен. рода ед. числа: мой[е́]й, твой[е́]й, свой[е́]й; распространение ударного гласного о во всех личных формах глаголов I спряжения наст. времени: нес'[о́]ш, нес'[о́]т, нес'[о́]м, нес'[о́]те и др.
При этом некоторые черты центра могут полностью охватывать и периферийные западные говоры: распространение чередования звуков в с ф в конце слова или слога и др..

увеличить

80

Явления, имеющие индивидуальный характер распространения

Ареалы явлений, имеющих индивидуальный характер распространения, не совпадают с ареалами других явлений (очерчивающих наречия, среднерусские говоры, диалектные зоны, группы говоров), и поэтому не используются в диалектном членении русского языка.
Данные диалектные явления представлены в виде разрозненных ареалов на различных частях территории всех среднерусских говоров или в основном на частях территорий только западных или только восточных говоров, но не в исключительном распространении, они также встречаются и в северном, и в южном наречиях. Данные явления (непоследовательно представленные) могут характеризовать одно или несколько диалектных объединений среднерусских говоров.
Известные в основном в пределах среднерусских говоров: распространение форм предложного пад. ед. числа прилагательных муж. и сред. рода с окончанием -ым: в худ[ы́м], в тонк[и́м] и т. п.; распространение совпадения гласных а, о, у в гласном ъ в заударном закрытом слоге: вы́д[ъ]л, го́р[ъ]д, за́м[ъ]ж (замуж), о́к[ъ]н' (окунь) и т. п.; формы творительного пад. ед. числа существительных жен. рода типа грязь с окончаниями -ей, -йей: гр’а́з[ей], гр’а́з'[йей] или окончаниями -уй, -йуй: гр’а́з'[уй], гр’а́з'[йуй] и т. п.
Известные во всех среднерусских говорах, в южном наречии и в части северного наречия: диссимиляция в сочетаниях согласного к с последующими смычно-взрывными согласными: [хт]о (кто), л’о́[хк]ой (лёгкий) и т. п.; наличие гласных ъ или а, реже и, у или о в начале слова в позиции второго предударного слога перед сочетаниями согласных, включающих сонорные р или л: [ъ]ржано́й, [а]ржано́й, [и]ржано́й, [о]ржано́й, [у]ржано́й и т. п.; употребление ударного о в таких словах как запряг, потряс: запр'[о́]г, потр'[о́]с и т. п.
Известные в основном в западных среднерусских говорах и в различных частях северного и южного наречия: личные формы глагола платить с ударным гласным о: пл[о́]тиш, пл[о́]тит и т. п.; наличие инфинитивов типа нест’, а также инфинитивов итти́т’, иди́т' в соответствии инфинитивам нести́ и идти́; распространение сочетания шч (реже ш’ч’) в соответствии долгим шипящим шш и ш’ш’ в других говорах: [шч]и (щи), пу[шч]у́ (пущу) и др.; распространение названий ягод, образованных с суффиксом -иц-: земл’ани́ца, брусни́ца, черни́ца и т. п.; твёрдость согласного н в положении перед ш в формах сравнительной степени: ме́[нш]е, то́[нш]е и т. п.
Известные в основном в восточных среднерусских говорах и в различных частях северного и южного наречий: переходное смягчение задненёбного согласного к' перед гласными переднего ряда или возникшего в результате прогрессивного смягчения: ру́[ти] (руки), ти[но́] (кино) и т. п.; ассимилятивное прогрессивное непереходное смягчение задненёбного согласного к в положении после парных мягких согласных: де[н’к’а́] и т. п.; распространение произношения сочетания мн в соответствии вн в словах давно, равно и т. п.: да[мн]о́, ра[мн]о́ и т. п.; склонение существительного мышь по типу слов муж. рода: мыш, мыша́, мышу́ и т.п..


Вы здесь » О родной стране, о России - RUSSIA » Русский язык, пословицы, имена » Культура письменной речи