О родной стране, о России - RUSSIA

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » О родной стране, о России - RUSSIA » Наша РОДИНА - Р О С С И Я » ЛИХАЧЁВ Дмитрий Сергеевич


ЛИХАЧЁВ Дмитрий Сергеевич

Сообщений 51 страница 60 из 63

51

>> аннотация

Русское искусство от древности до авангарда.

М.: Искусство, 1992. 408 с.

Вся книга "Русское искусство от древности до авангарда", все помещенные и отобранные автором для нее очерки пронизаны всеобъемлющей и всепоглощающей гордостью за русскую культуру, за созданные ею творения. Восхищение, поклонение и слова благодарности произнесены в этой книге человеком, который всю жизнь занимался изучением этой культуры, ее осмыслением и освещением, а потому ценить и оценивать ее он имеет право.
В книге помещены статьи, уже публиковавшиеся ученым ранее, но они подобраны с такой точностью и направленностью, которые показывают, что Россия всегда была, с одной стороны, страной европейской культуры, а с другой, обладала необычайной самобытностью.
"Самая характерная черта русской культуры, - пишет Д.С. Лихачев, - ее вселенность, универсализм.
Искусство, созданное русским народом, - это не только богатство, но и нравственная сила, которая помогает народу во всех тяжелых обстоятельствах, в которых русский народ оказывался. Пока живо искусство, в русском народе всегда будут силы для нравственного самоочищения".

Исследуя ключевые эпохи культурного становления России (Киевская Русь, Новгород Великий, Московское царство времени Андрея Рублева, Русское Барокко и др.), Д.С. Лихачев не только раскрывает своеобразие культурного вклада России в сокровищницу общечеловеческих ценностей, но и его влияние на современное искусство.

В исторической панораме, освещенной автором, выявляется самобытность художественного гения России: всечеловечность, духовность, умение видеть мир с высокой моральной и провиденциальной точки зрения, нравственная поучительность художественного образа, которая прослеживается от иконописи и фресок X-XI веков до произведений русского авангарда, представленного именами Малевича, Гончаровой, Филонова.

Д.С. Лихачев подчеркивает, что тысячелетняя русская культура не замкнута в себе: Россия жила и живет единой жизнью общекультурного космоса, русская культура - открытая культура, она исторически сложилась в системе плодотворного взаимовлияния Востока и Запада, Севера и Юга. В книге получает энергичную отповедь миф о культурной отсталости, "византинизме" допетровской Руси. Общекультурное единство обнаруживает себя в стилистической однородности русского и западного средневековья, Предвозрождения, Барокко.

Сочетая конкретный анализ прославленных шедевров русской живописи и зодчества, памятников литературного творчества (см. статьи ""Повествовательное пространство" как выражение "повествовательного времени"", "Градозащитная семантика Успенских храмов на Руси") с высотой обзора, Д.С. Лихачев помогает читателю понять неугасающую жизненность художественных традиций великого наследия.

Издание прекрасно иллюстрировано, снабжено большим количеством цветных и черно-белых фотографий.
Привлечены уникальные материалы архивов и частных коллекций, опубликованные впервые.

(М.А. Федотова; редакция издательства "Искусство")

52

>> аннотация

Воспоминания.

СПб.: Logos, 1995. 519 с. (Переизд. 1997, 1999, 2001).

"Воспоминания" Д.С. Лихачева, возможно, выходят за рамки традиционного мемуарного жанра.
Конечно, в них отражены вехи и события его собственной жизни, его личной судьбы: детские годы, учение в университете, студенческие научные кружки, арест, Соловки, строительство Беломоро-Балтийского канала, освобождение, тяжелые голодные дни блокады, работа в Издательстве Академии наук, Пушкинском Доме.
Но автор не ставит своей целью воспроизвести, воскресить лишь события собственной жизни, главное в мемуарах Д.С. Лихачева - "чтобы не забылись события, атмосфера прежних лет, … чтобы остался след от людей, которых, может быть, никто больше никогда не вспомнит, о которых врут документы".

"Я не считаю, - пишет Д.С. Лихачев, - таким уж важным мое собственное развитие - развитие моих взглядов и мироощущения.
Важен здесь не я своей собственной персоной, а как бы некоторое характерное явление".

И действительно, главное рассказать о взглядах, атмосфере, которые царили в профессорских и студенческих кружках, о "Братстве Серафима Саровского", "Космической Академии наук" и других.
Главное - это воссоздать человеческие судьбы, рассказать о людях, которые встретились на жизненном пути и от которых многому научился, которые помогали "взрослеть" и преодолевать невзгоды. Поэтому и неудивительно, что среди воспоминаний автора о собственной жизни столько очерков, рассказывающих о мировоззрении и судьбах других людей: об "учителе словесности" Леониде Владимировиче Георге, об известном философе Сергее Алексеевиче Алексееве-Аскольдове, об Александре Александровиче Мейере, Юлии Николаевне Данзас, поэте Владимире Кемецком (Свешникове) и других.

И еще одна интересная особенность этих воспоминаний - это воспоминания о детстве.
"Интересы человека формируются главным образом в его детстве …
Поэтому в этих своих воспоминаниях я уделю главное внимание детским и юношеским годам".
И здесь также много рассказывается о роде Лихачевых, о родителях, о том, насколько интересной, насыщенной жизнью (театр, дача, Крым) жила в дореволюционные годы не только семья Лихачевых, но и многие семьи русской интеллигенции.   

(М.А. Федотова)

53

>> аннотация

Очерки по философии художественного творчества / РАН.

Ин-т рус. лит. СПб.: Рус.-Балт. информац. центр БЛИЦ, 1996. 159 с. (Переизд. 1999).

Книга "Очерки по философии художественного творчества" посвящена 90-летию академика Д.С. Лихачева. Это сборник некоторых, публиковавшихся ранее статей-размышлений Д.С. Лихачева о природе художественного творчества, но дополненных совершенно новыми главами и выстроенных в единую логическую цепочку.

Занимаясь литературоведением, Д. С. Лихачев, наряду с учеными своей эпохи, задается общими вопросами соотношения науки и искусства, при этом рассматривая искусство как один из видов познания действительности. В очерке "Искусство и наука" он определяет и разграничивает своеобразие познания действительности с помощью искусства и своеобразие искусства как познания действительности.

От рассуждений о природе художественного творчества в целом, ученый переходит к вопросам "конкретного литературоведения" - термин, который был впервые введен им в книге "Литература - реальность - литература" и который подразумевает под собой "опору на факты для восстановления наиболее объективной картины" как отдельного произведения, так и литературы в целом. В ряде очерков Д.С. Лихачев рассматривает закономерности литературных процессов ("Строение литературы", "Закономерности и антизакономерности в литературе", "Через хаос к гармонии"), специфику литературоведческих исследований (""Принцип дополнительности" в изучении литературы"), а также указывает на тонкую грань взаимоотношений литературы и литературоведения. Ученый-литературовед, по мнению Д.С. Лихачева, является "главным "разрушителем" литературы, так как литературное произведение, более того стиль, направление и пр. "значительнейшим образом изменяются от того, с какой точки зрения, с какой научной методологией к ним подходят". Критикуя феноменологию Эдмунда Гуссерля и внеисторическое и внебиографическое изучение литературных памятников Густава Шпета, автор очерков выступает в защиту принципа историзма в изучении литературы, подчеркивая при этом, что "восприятие культуры прошлого - результат прежде всего динамической встречи и взаимодействия культуры прошлого и интерпретационной культуры той эпохи, в которой произведение продолжает жить". При этом литературное развитие связано не только с историческими обстоятельствами как таковыми, но и находится во взаимозависимости самых разных сторон общественной и духовной жизни эпохи, как показано, по мнению Д.С. Лихачева, в книге Л.М. Лотман о русской реалистической прозе в 60-х годах XIX в.

Большое внимание в книге уделено проблемам изучения литературных стилей и стилистических направлений. Подчеркивая вслед за В.М. Жирмунским, что главным в стиле является его единство, "самостоятельность и целостность художественной системы", Д.С. Лихачев утверждает, что стиль суживает художественный потенциал произведения ("Искусство средних веков потому и основывалось на стилистических канонах и этикете, - пишет он, - что этим облегчалось не только творчество, но и восприятие художественных произведений") и что в историческом развитии с общим ростом культуры падает значение единых стилей эпохи. На примерах английского искусства - памятниках архитектуры английской готики, Д.С. Лихачев анализирует явление контрапункта стилей ("Конрапункт стилей как особенность искусств") - соединения разных стилей, совершаемого с разной степенью интенсивности и создающего различные эстетические ситуации, от создания новых стилей до явления эклектизма - механического соединения в одном произведении лишь внешних особенностей различных стилей. Но эклектические системы рассматриваются ученым не с эстетической точки зрения, а в историческом аспекте, при этом историческая значимость эклектики заключается, по его мнению, в способности развивать в себе элементы будущего искусства (пример тому балетное искусство М. Петипа).

В заключительном очерке исследователь вводит понятие "концептосферы" языка - своего рода "cataloque raisonne" всего умственного духовного богатства нации. И даже самый поверхностный взгляд на концептосферу русского языка, как считает автор книги, демонстрирует исключительное богатство и многообразие русской культуры, которая была и пока остается, в отличие от европейской университетской культуры, культурой академической, культурой
Академии наук.

(М.А. Федотова)

54

>> аннотация

Об интеллигенции:

Сб. статей. (Приложение к альманаху "Канун", выпуск 2). СПб., 1997. 446 с.

В книгу собраны статьи, выступления, газетные публикации, интервью академика Д.С. Лихачева разных лет. Все они объединены одной темой - роль и значение интеллигенции в обществе.

"О русской интеллигенции" и "Интеллигенция - интеллектуально независимая часть общества" - две статьи сборника, в которых изложены основные мысли автора по данной теме. Для Д.С. Лихачева понятие "интеллигенция" чисто русское, потому что слово "интеллигенция" в других языках определяется как заимствование из русского, а содержание этого понятия преимущественно ассоциативно-эмоциальное. Конечно, интеллигент - это представитель профессии, связанной с умственным трудом (инженер, врач, ученый, художник, писатель), но и человек, обладающей "умственной порядочностью". "Я бы назвал интеллигенцию, - пишет Д.С. Лихачев, - интеллектуально независимой частью общества. Это не просто образование и образованные люди, работающие в сфере интеллектуального труда. Интеллектуальная независимость является чрезвычайно важной особенностью интеллигенции. Независимость от интересов партийных, сословных, классовых, профессиональных, коммерческих и даже просто карьерных".

Первым интеллигентом на Руси, по мнению Д.С. Лихачева, в конце XV - начале XVI века был Максим Грек, первыми настоящими, типично русскими интеллигентами в конце XVIII - начале XIX в. в России были Сумароков, Новиков, Радищев, Карамзин, Пушкина автор называет "несомненным интеллигентом".

Помещая в своей книге воспоминания прежних лет: о годах учебы, Соловках и т.д., Д.С. Лихачев называет многих людей, которые встретились на его жизненном пути и которые были поистине высокими и мужественными интеллигентами.
Содержание: О русской интеллигенции. С.6-28. - Интеллигентным притвориться нельзя. С. 29-69. - Приоритет должен быть отдан культуре. С. 70-76. - Интеллигенция - интеллектуально независимая часть общества . С. 77-85. - Тревоги совести. С. 86-110. - Размышления над романом Б. Л. Пастернака "Доктор Живаго". С. 111-130. - Об интеллигенции 1920-1930-х годов. С. 131-349. - Соловки. 1928-1931 годы. С. 350-367. - О национальном характере русских. С. 368-377. - Нельзя уйти от самих себя. С. 378-402. - Русская культура в современном мире. С. 403-425. - Культура как целостная среда. С. 426-444.

(М.А. Федотова)

55

>> аннотация

"Слово о полку Игореве" и культура его времени.

Работы последних лет / Ред. Т. Шмакова. СПб.: Logos, 1998. 528 с.

Первое издание книги ""Слово о полку Игореве" и культура его времени" вышло в свет в 1978 г. Книга является монографическим исследованием, подводящим итоги многолетней работы автора над изучением одного из самых значимых произведений древней русской литературы. Отдельные наблюдения ученого над текстом памятника, сделанные им открытия, изложенные в ряде работ, вышедших ранее, приобрели в данной монографии форму обобщения, возникшую на стыке самых разных методов и подходов в изучении произведения, что, в свою очередь, позволило Д.С. Лихачеву выстроить концепцию, описывающую как природу самого памятника, так и раскрывающую специфику эстетического строя всего русского средневековья.

За двадцать лет (3-е изд. вышло в 1998 г.) появилось немало новых материалов и исследований, с учетом этого в книгу были внесены существенные изменения и дополнения. Уже во втором издании были исключены полемические главы как потерявшие свой интерес для широкого читателя. Некоторые главы, например "Княжеские певцы по свидетельству "Слова о полку Игореве"", печатаются в новой редакции.

Вместе с тем в 3-е издание книги включены новые главы, вошедшие в раздел "Работы последних лет". Рассмотрим некоторые из них.

Вопросам художественной структуры памятника посвящена глава ""Слово о полку Игореве" как художественное целое", в которой художественное единство текста рассмотрено с точки зрения наличия в нем множества различных художественных "скреп" (поэтических, стилистических, композиционных, смысловых и т.д.).

Отмечая ряд новгородских черт в "Слове о полку Игореве", которые должны быть приняты во внимание при изучении памятника (см. главу "Новгородские черты в "Слове о полку Игореве""), Д.С. Лихачев предупреждает, что предложенные им соображения о новгородских чертах в "Слове" не должны "вести к каким-либо категорическим выводам об авторе и происхождении "Слова"".

В главе "Предположение о диалогическом строении "Слова о полку Игореве"" ученый делает попытку (подчеркнем, именно попытку) прочесть "Слово", разделив текст между двумя певцами. Несмотря на всю гипотетичность такого взгляда, Д.С. Лихачев все-таки отмечает, что предположение о "диалогическом" характере "Слова" может объяснить некоторые аспекты в структуре памятника, в "поэтике повторов".

Ряд глав ("Средневековый символизм в стилистических системах Древней Руси", "Слово и изображение в Древней Руси") посвящен средневековой книжности в целом, подчеркивается, что "литература имела в Древней Руси чрезвычайно сильную зрительную изобразительность", а "изобразительное искусство постоянно имело своими сюжетами произведения письменности". Рассматривая символические толкования и символические отношения в Средневековье, автор пишет, что "каждый раз символизм имеет свои особенности, так же как свои особенности имеют в различные эпохи пути его преодоления". В главе ""Повествовательное пространство" как выражение "повествовательного времени"" Д.С. Лихачев переходит к рассмотрению того, как иллюстраторы Древней Руси "вырабатывали чрезвычайно искусные приемы для передачи литературного повествования". На примере двух знаменитых произведений иллюстративного искусства - Радзивиловской летописи XV в. и Лицевого свода Ивана Грозного середины XVI в. - он ярко показывает, какими способами древнерусские миниатюристы стремились преодолеть повествовательную статичность изобразительного искусства в передаче развивающегося действия, развить повествовательные возможности живописи и создать в живописи некоторое "преодоление времени".

(М.А. Федотова)

56

>> аннотация

Раздумья о России.

СПб.: Logos, 1999. 666 с.

В этой книге, последней изданной при жизни Д. С. Лихачева, объединены работы, посвященные проблемам истории культуры России, ее месту в истории мировой цивилизации, мифам о ней, ее национальным особенностям и наиболее характерным чертам.

Д.С. Лихачев написал о книге в Предисловии так: "Эта книга складывалась из разного рода записей и наблюдений, сделанных мною в последние годы. Иные заметки возникали как отклик, как реплика в невольном споре с автором очередной статьи (каких немало ныне в печати), содержащей те или иные спорные рассуждения о России, ее прошлом. Как правило, плохо зная историю страны, авторы подобных статей неверно судят о ее настоящем и крайне произвольны в своих прогнозах на будущее". И далее: "Я не проповедую национализм, хотя и пишу с болью о родной для меня и любимой России. Я просто за нормальный взгляд на Россию в масштабах ее истории. Читатель, думается, в конце концов поймет, в чем суть такого "нормального взгляда", в каких чертах национального русского характера скрыты истинные причины нынешней трагической ситуации, а какие дают надежду на оптимистический взгляд в ее будущее, веру в ее неиспользованные пока возможности".

Содержание:
ОТ АВТОРА. С. 7-8. - СТАТЬИ О РУССКОЙ КУЛЬТУРЕ. С. 9-28. - Русский исторический опыт и европейская культура. С. 29-34. - Россия никогда не была Востоком (Об исторических закономерностях и национальном своеобразии: Евразия или Скандинавия?). (Традиции государственности и народ. Абсолютная монархия. Теория "московского империализма" - "Москва - Третий Рим". Крепостное право. "Тюрьма народов". Отрыв России от Европы. Культурная отсталость). С. 35-50. - Мифы о России старые и новые. С. 51-64. - Крещение Руси и государство Русь. С. 65-86. - Заметки об истоках искусства. С. 87-94. - Средневековый символизм в стилистических системах Древней Руси. С. 107-126. - Похвала Киеву. С. 127-141. - Мировое значение культуры Новгорода. С. 142-207. - Градозащитная семантика Успенских храмов на Руси. С. 208-218. - Закон цельности художественного изображения и принцип ансамбля в древнерусской эстетике. С. 219-227. - Легкий мир "Слова о полку Игореве". С. 228-238. - Культура Руси времен Андрея Рублева и Епифания Премудрого. С. 239-313. - Вечно живая классика. С. 314-332. - Историческая роль русского барокко. С. 333-349. - Петровские реформы и развитие русской культуры. С. 350-356. - Русская культура нового времени и Древняя Русь. С. 357-375. - Русская классическая литература (Пушкин. Еще несколько мыслей о Пушкине. "Полтава" А. С. Пушкина. Достоевский. Л. Толстой. Лесков). С. 376-410. - Мысли об изучении литературы. С. 414-428. - ЗАМЕТКИ И НАБРОСКИ. С. 429-441. - Письмо о петровских реформах. С. 442-444. - Отдельные мысли на исторические сюжеты. С. 445-476. - Русский язык. С. 477-492. - Концептосфера русского языка. С. 493-504. - О русской природе. С. 505-511. - Древний Новгород как столица - предшественник Петербурга. С. 538-540. - Петербург в истории русской культуры. С. 541-551. - Образ города и проблема исторической преемственности развития культур. С. 552-569. - Русский Север. С. 570-571. - Соловки в истории русской культуры. С. 572-614. - О русской интеллигенции. С. 615-630. - ПРИЛОЖЕНИЯ - Список основных научных работ Д. С. Лихачева. С. 633-634. - Декларация прав культуры. С. 635-6640. - Он спасал нашу честь (Слово об А. Д. Сахарове). С. 641-642. - Об интеллигентности. С. 643-647. - "Аллеи древних лип…" С. 648-655. - Не адмиралами едиными… С. 656-661. - Справка Д. С. Лихачева о судьбе мощей святого благоверного князя Даниила Александровича. С. 662-664.

(М.А. Федотова)

57

>> аннотация

Редактирование и вступительные статьи к каждому тому в изданиях древнерусских памятников:

"Изборник" (1969, 1986),
"Памятники литературы Древней Руси (в 12-ти томах, 1978-1994),
"Библиотека литературы Древней Руси"
(в 20-ти томах; издание осуществляется с 1997; при жизни Д. С. Лихачева вышли 7 томов, к 2002 - 10 томов).


Д.С. Лихачевым было написано десять предисловий
к изданию "Памятники литературы Древней Руси".


Т. 1.  Начало русской литературы. XI - начало XII века. М., 1978.

В статье "Величие древней литературы" Д.С. Лихачев характеризует литературный стиль этой эпохи как стиль монументального историзма, а главный принцип - это принцип литературных ансамблей, где произведения согласуются, главным образом, по темам. Такие произведения древнерусской литературы начального периода, как Повесть временных лет, названная Д.С. Лихачевым своеобразной исторической энциклопедией, Сказание о Борисе и Глебе, Житие Феодосия Печерского, Поучение Владимира Мономаха, служили образцами в литературе в течение многих веков.

Т. 2.  XII век. М., 1980. "Литература эпохи "Слова о полку Игореве".

Д.С. Лихачев подчеркивает, что, не смотря на феодальную раздробленность, литература развивается как единое целое, ни одно произведение не выступает с проповедью разделения Руси. В этот период особое развитие получает летописание, толчок которому дала Повесть временных лет. Общерусская интеграция пронизывает собой и наиболее значительный памятник историко-церковной литературы начала XIII в. - Киево-Печерский патерик, который также утверждал самобытность Руси, способствовал формированию в ней церковного идеала поведения, русских церковных обычаев, монашеского "этикета". К этому времени относится и такой загадочный по жанру памятник, как "Моление Даниила Заточника", но, как справедливо заметил Д.С. Лихачев, литература XI-XIII вв. сама находилась в процессе жанрообразования. Проявлением интереса к мировой истории было распространение памятников переводной литературы: Шестоднев, Еллинский летописец, апокрифы, рассказы из Синайского и Азбучного патериков. По самым высоким канонам византийского ораторства составлены слова Кирилла Туровского, но кульминацией всех идейно-стилистических особенностей литературы XII в. явилось "Слово о полку Игореве".

Т. 3.  XIII век. М., 1981. "Литература трагического века в истории России".

Монументализм этой эпохи приобретает сдержанный, суровый и лаконический характер. Описанию монголо-татарского нашествия посвящены рассказы в Ипатьевской и Лаврентьевской летописях, этому же посвящены и Повесть о иконе Николы Заразского, Повесть о разорении Рязани Батыем, Похвала роду рязанских князей. Другим военным событиям русской истории посвящено Житие Александра Невского. Лучшие произведения этой поры очень невелики по объему, но огромны по охватываемому ими пространству. Учительный и патриотический характер русской литературы, ее нравственная бескомпромиссность определились в XIII-XIV веках с полной отчетливостью и сохранились в русской литературе до нового времени.

Т. 4.  XIV - середина XV века. М., 1981. "Литература времени национального подъема".

Главное событие в жизни Руси второй половины XIV века и первой половины XV в. - победа на Куликовском поле. Интерес к недавней истории отразил замечательный цикл произведений, среди которых Д.С. Лихачев называет две летописные повести о Куликовской битве, Сказание о Мамаевом побоище, Задонщину, Повесть о нашествии Тохтамыша и др. В это время на Русь переносится огромное количество различных новых переводов, сделанных на славянских литературных языках в Болгарии, Сербии, монастырях Греции, Синая, Иерусалима. (Повесть об Индийском царстве, Сказание о двенадцати снах Шахаиши). Главной чертой этого периода ученый считает рост личностного начала, с этим связано и развитие и влияние Тырновской литературной школы, и расцвет русской орнаментной прозы в лице русского писателя Епифания Премудрого, стиль которого ("плетение словес") органически сочетается с содержанием. Несколько обособленно развивается в этот период литература Новгорода, и особенно следует выделить покровителя письменности и искусств энергичного политика архиепископа Евфимия II.

Т. 5.  Вторая половина XV века. М., 1982. "Литература эпохи исторического размышления".

Д.С. Лихачев считает, что во второй половине XV в. русская литература вновь стала озабочена будущим Русской земли, ее предназначением в мировой истории. Для литературы этого периода характерны два явления: усиление литературной занимательности, перестройка традиций и усиление интереса к историческим судьбам народов, к историософским проблемам. Среди произведений следует выделить Александрию, Повесть о взятии Царьграда турками, в которой рок, судьба, историческое предопределение не только доминируют в рассказе, но определяют и его острую сюжетную завязку и трагическую развязку. Историческое повествование, отмечает Д.С. Лихачев, смешивается в историко-литературном процессе XV века с баснословием и исторической легендой. Так, Повесть о Дракуле казалась средневековым читателям историческим повествованием и заставляла задуматься над смыслом трагических судеб людей в истории.

Т. 6.  Конец XV - первая половина XVI века. М., 1984. "Эпоха решительного подъема общественного значения литературы".

Главные черты русской литературы этого периода, которые отмечает Д.С. Лихачев, - это политическая и философская публицистика (Послание Филофея, сочинения Ивана Пересветова, Ермолая Еразма). Если Сказание о Вавилон-граде является наиболее ранней попыткой заявить и обосновать права Русского государства, то в XVI в. в Сказании о князьях владимирских Спиридона-Саввы концепция исторических прав Русского государства излагается официально. Сочинения Дионисия Ареопагита и "Диоптра" - это знакомство с философскими сочинениями общемирового значения.

Т. 7.  Середина XVI в. М., 1985. "Литература "государственного устроения" (середина XVI века)".

Стиль этой эпохи Д.С. Лихачев называет стилем церемониального монументализма. Середина XVI в. была эпохой величайшего государственного торжества на Руси, исконно русские земли были собраны воедино, присоединено Казанское и Астраханское царства. Среди произведений эпохи следует отметить Стоглав и Домострой, Степенную книгу и Четии Минеи, собравшие всю читающую литературу. "Чтение, - пишет, Д.С. Лихачев, - входит в годовой цикл: каждому месяцу года, каждому дню месяца - свое, предназначенное".

Т. 8.  Вторая половина XVI века. М., 1986. "На пути к новому литературному сознанию".

Д.С. Лихачев отмечает, что во второй половине XVI в. государство, организуя огромные литературно-официальные предприятия - летописные своды, Великие Минеи Четии, Степенную книгу и пр., сделало литературу, своей служанкой, чтобы прославлять, возвеличивать, оправдывать прошлое и настоящее. На этот же период падает и знаменитая переписка Ивана Грозного с Андреем Курбским, да и все творчество Грозного, стиль которого как бы часть его поведения в жизни. Если индивидуальный стиль произведений Ивана Грозного был частью или одной из форм его поведения, то стиль Курбского был как бы производной его жизненных обстоятельств. Он был индивидуально стабилен и связан с его стремлением найти свою "позицию" в жизни.

Т. 9.  Конец XVI - начало XVII веков. М., 1987. "Подступы к решительным переменам в строении литературы".

Это бурный период надвигающейся, а затем развивающейся Смуты. Особую роль в литературе играет ощущение правдивости изображаемого, стремление к фактичности и документальности. Литература стала своеобразным судом над происходящим и произошедшим (Повесть о житии царя Феодора Ивановича, Послание дворянина к дворянину).

Т. 10.  XVII век. Книга первая. М., 1988. Т. 11. XVII век. Книга вторая. М., 1989. Т. 12. XVII век. Книга третья. М., 1994. "Семнадцатый век в русской литературе".

XVII век - век постепенного перехода от древней литературы к новой, от средневековой культуры к культуре нового времени.
"Рост личностного начала во всех сферах литературного творчества, развитие изобразительности, эмансипации вымысла, появление первого литературного направления, расширение круга читателей, появление народной литературы, рост национальных черт в литературе - все это было симптомом зарождения новой литературной системы, отошедшей от средневекового типа" - так Д.С. Лихачев характеризует литературу XVII века. Д.С. Лихачев пишет, что XVII век был веком необычайной пестроты литературных жанров, он говорит о развитии повести, демократической литературы с ее сатирой и пародией, отмечает такие повести, как Повесть о Фроле Скобееве, Повесть о Горе-Злочастии, Повесть о Тверском Отроче монастыре как образцы развития повествовательного искусства; автобиографии, которые составляют во второй половине XVII века многие деятели этого времени: Епифаний и Аввакум, игумен Полоцкого Богоявленского монастыря Игнатий Иевлевич. Характеризуя барокко, первое литературное направление, Д.С. Лихачев считает, что оно пришло в Россию со стороны - из Польши, Украины, Белоруссии, но на Руси стало иметь другое значение, чем в Западной и Центральной Европе: оно выполняло в XVII веке в России роль Ренессанса.

(М.А. Федотова)

58

>> аннотация

Русская культура.

М.: Искусство, 2000. 438 с.

Эта книга - посмертное издание очерков Д.С.Лихачева, написанных им в разное время и по разным поводам, но неизменно содержащих независимый личный взгляд автора на проблемы русской культуры на протяжении ее тысячелетнего существования. Принцип рассмотрения культуры как целостной среды сочетается с утверждением принадлежности русской культуры - универсальной европейской культуре, полемизируя с представлениями о "евразийстве" Руси. Выделены два основных русла русской культуры: одно - идущее от Византии - духовно-церковное; второе - от Скандинавии - государственное. Отмечая в европейской культуре ее универсализм, личностность и свободу, автор отмечает, что на Руси они дополнялись соборностью, склонностью к духовному совершенству и терпимостью в национальных отношениях. Рассуждая о роли монастырей в истории культуры, Д.С.Лихачев отметил особую важность "делания", "трудов многих" как основы монастырской жизни (Феодосий Печерский, Сергий Радонежский) и практически полный отказ от жизни насельников милостыней (как это бывало в европейской традиции - Франциск Ассизский, например).

Полемизируя с расхожим предрассудком о "безграмотности" в средневековой Руси, автор приводит обширные материалы, подтверждающие высокий уровень письменной культуры: сотни берестяных грамот, авторами которых были рядовые мужчины и женщины Новгорода, десятки тысяч рукописных книг и записи в них, которые делались на протяжении всей истории их бытования и т.д. Значительное место отведено в книге размышлениям о Максиме Греке - "первом русском интеллигенте", как называет его Д.С.Лихачев, вкладывая в это понятие европейскую образованность и интеллектуальную свободу личности. В последующие эпохи такими интеллигентами были Сумароков, Новиков, Радищев, Карамзин, декабристы. В 20-м столетии - Павел Флоренский, ученые (в том числе университетские преподаватели и коллеги Д.С. Лихачева), подвергавшиеся репрессиям в 30-50-х гг., А.И.Солженицын. Этому типу людей всегда противостояли, по мнению автора, "полузнайки", агрессивные, ограниченные, ищущие материальных выгод и власти.

Особое внимание проявлено в этой книге к судьбам русской провинции и "великим малым городам". Рассуждая о высокой роли краеведения в сохранении исторических свидетельств, ландшафтов, архитектурных ансамблей, Д.С.Лихачев вводит и раскрывает понятие "экологии культуры". Включенные в эту часть книги очерки призваны раскрыть все грани этого нового понятия, глубокую связь этического и эстетического начал жизни.

Размышляя о значении тысячелетней письменной культуры восточного славянства, автор уподобляет литературу громадному защитному куполу, поднявшемуся над Русью и ставшему нравственным щитом, общим для России, Украины и Белоруссии. Характеризуя древнерусскую литературу, Д.С.Лихачев отметил присущие ей особенности: внешний "консерватизм", анфиладный принцип построения, метафоричность и "негромкость голоса". Подчеркнута глубокая связь средневековой и новой русской литератур в очерках, посвященных творчеству Пушкина, Достоевского, Л.Толстого, Лескова. Приведены замечания автора о русском языке - письменном и устном, о научном языке и об этике научной работы.

Большой интерес представляет раздел книги, посвященный изобразительному искусству, его происхождению и природе, связям профессионального искусства с народным творчеством.

Один из очерков, написанных 90-летним Д.С.Лихачевым, озаглавлен "О жизни и смерти" и имеет форму записей-воспоминаний и размышлений о старости, долгожительстве, о смерти, об итогах жизни.

В двух последних очерках Д.С.Лихачев рассуждает с историософской точки зрения о значении русской культуры в современном мире и об отношении русского и чужестранного. Книгу отличает особая доверительность тона автора и корректность его выводов.

Содержание:
Культура и совесть. С.7 - Культура как целостная среда. С. 9-9-19. - Историческое самосознание и культура России. С. 21-31. - Два русла русской культуры. С. 33-43. - Три основы европейской культуры и русский исторический опыт. С. 45-49. - Роль крещения Руси в истории культуры Отечества. С. 51-65. - Размышления о русской истории. С. 67-79. - Мысли о России. С. 81-89. - Экология культуры. С. 91-101. - Русская интеллигенция. С. 103-125. - Провинция и великие "малые" города. С. 127-157. - Градостроительные заветы Петра Великого. С. 175-183. - Заметки об архитектуре. С. 185-195. - Ценности культуры. С. 197-209. - Разное о литературе. С. 211-263. - Непрофессиональное в искусстве. С. 265-289. - "Мелочи" поведения. С. 291-307. - Про то и про се. С. 309-319. - О науке и ненауке. С. 321-333. - Из прошлого и о прошлом. С, 335-345. - О природе для нас и о нас для природы. С. 347-353. - О языке устном и письменном, старом и новом. С. 355-369. - О жизни и смерти. С. 371-385. - Русская культура в современном мире. С. 387-401. - О русском и чужестранном. С. 403-418. - ПРИЛОЖЕНИЕ. Интервью с акад. Д. С. Лихачевым. С. 419-420.

(О.А. Белоброва)

Источник: http://likhachev.lfond.spb.ru/monogr.htm

59

...

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

60

...

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить


Вы здесь » О родной стране, о России - RUSSIA » Наша РОДИНА - Р О С С И Я » ЛИХАЧЁВ Дмитрий Сергеевич