О родной стране, о России - RUSSIA

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » О родной стране, о России - RUSSIA » Наша РОДИНА - Р О С С И Я » ЛИХАЧЁВ Дмитрий Сергеевич


ЛИХАЧЁВ Дмитрий Сергеевич

Сообщений 41 страница 50 из 63

41

>> аннотация

Развитие русской литературы Х - XVII вв.:   

Эпохи и стили. Л.: Наука, 1973. 254 с. (Переизд. 1987, 1998).

Такие книги Д.С. Лихачева, как "Человек в литературе Древней Руси", "Культура Руси времени Андрея Рублева и Епифания Премудрого", "Поэтика древнерусской литературы", а также "Развитие русской литературы X-XVII веков. Эпохи и стили", посвященные исторической поэтике древнерусской литературы, это новое направление не только в отечественном, но и в мировом литературоведении.

В исследовании "Развитие русской литературы X-XVII веков. Эпохи и стили" можно выделить несколько основных положений.

Д.С. Лихачев наглядно показывает, что развитие литературы в Древней Руси было обусловлено исторической необходимостью. Для начального периода древнерусской литературы особенно важен вопрос о литературном влиянии, о связи древнерусской литературы с византийской и славянскими литературами. Выделены два основных русла русской культуры: одно - идущее от Византии - духовно-церковное, усиленное болгарским влиянием; второе - от Скандинавии - государственное. Д.С. Лихачев подробно характеризует сложность и многообразие форм проявления этого процесса. В книге он выдвигает положение о "трансплантации" культурных явлений Византии на русскую почву, но здесь они начинают приобретать иной характер, получают местную окраску.

С проблемой литературных влияний тесно связан вопрос о так называемом втором южнославянском влиянии в конце XIV-XV в. В отличие от традиционной точки зрения на этот вопрос, Д.С. Лихачев приходит к выводу о том, что многие сходные явления в литературе и искусстве стран южного славянства и Руси, свойственные эпохе Предвозрождения, возникали в разных странах одновременно и независимо друг от друга.

Д.С. Лихачевым впервые рассмотрена история древнерусской литературы с точки зрения стилей эпох, которые им были определены и охарактеризованы: X-XIII вв. - стль монументального историзма, XIV-XV вв. - экспрессивно-эмоциальный стиль, XV в. - стиль психологической умиротворенности, XVI в. - стиль второго монументализма.

42

>> аннотация

Великое наследие: Классические произведения литературы Древней Руси.

М.: Современник, 1975. 368 с. (Любителям рос. словесности). (Переизд. 1980, 1987, 1997).

В книге "Великое наследие" Д.С. Лихачев дает характеристику памятников литературы Древней Руси, которые можно назвать классическими, т.е. произведениями, являющимися образцами древнерусской культуры, известными всему миру и которые должен знать каждый образованный человек.

К таким памятникам Д.С. Лихачев относит "Слово о законе и благодати" митрополита Илариона, в котором тема равноправности народов резко противостоит средневековым теориям богоизбранничества лишь одного народа; стройную, проникнутую патриотическим подъемом "Повесть временных лет"; сочинения киевского великого князя Владимира Мономаха; "Слово о полку Игореве", в котором "достигли своего цветения лучшие стороны русской культуры"; загадочное по жанрообразованию "Моление" Даниила Заточника; "Повесть о разорении Рязани Батыем", дошедшую до нас в своеобразном своде о Николе Заразском, единственном памятнике рязанской литературы; "Задонщину" - произведение для своей эпохи стилистически яркое и своеобразное, но бледное и отраженное по отношению к "Слову о полку Игореве"; "Повесть о Петре и Февронии Муромских" Ермолая Еразма; "Хожение за три моря" Афанасия Никитина; сочинения царя Ивана Васильевича Грозного, индивидуальный стиль которых был частью или одной из форм его поведения; "Повесть о Тверском Отроче монастыре", отличающуюся искусством развития сюжета, сочинения протопопа Аввакума, "Повесть о Горе Злочастии".

(М.А. Федотова)

>> полный текст

ВЕЛИКОЕ НАСЛЕДИЕ. КЛАССИЧЕСКИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ЛИТЕРАТУРЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие
Первые семьсот лет русской литературы
"Слово о Законе и Благодати" Илариона
"Повесть временных лет"
Сочинения князя Владимира Мономаха
"Слово о полку Игореве"
"Моление" Даниила Заточника
"Повесть о разорении Рязани Батыем"
"Задонщина"
"Повесть о Петре и Февронии Муромских"
"Хожение за три моря" Афанасия Никитина
Сочинения царя Ивана Васильевича Грозного
"Повесть о Тверском Отроче монастыре"
Сочинения протопопа Аввакума
"Повесть о Горе Злочастии"
Послесловие

Источник: Лихачев Д. С. Великое наследие // Лихачев Д. С. Избранные работы в трех томах. Том 2. - Л.: Худож. лит., 1987. - С. 3-342.

43

>> аннотация

"Смеховой мир" Древней Руси. 

Л.: Наука, 1976. 204 с. (Сер. "Из истории мировой культуры"). Совм. с А. М. Панченко. (Переизд. 1984: "Смех в Древней Руси - совм. с А. М. Панченко и Н. В. Понырко; переизд. 1997: "Историческая поэтика литературы. Смех как мировоззрение").

В данной книге авторы стремились охарактеризовать смех как систему, антимир в его цельности, мировоззрение смеха само по себе и при этом только одной культуры - культуры Древней Руси. Насущная потребность в появлении данного исследования вполне объяснима: "смеховой мир" Древней Руси не изучался. Как справедливо писали авторы книги, "не было сделано попыток определить его особенности - национальные и эпохальные". В эпохальном отношении, отмечал Д.С. Лихачев, древнерусский смех принадлежит смеху средневековому, блестящий анализ которого был дан М.М. Бахтиным в книге "Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса" (М., 1965), памяти М.М. Бахтина и посвящена аннотируемая книга.

Первое издание книги имеет две части: "Смех как "мировоззрение"", написанную Д.С. Лихачевым, и "Смех как зрелище" - А.М. Панченко.

Обращаясь к памятникам древнерусской литературы, в основном к произведениям демократической сатиры XVII в. ("Повесть о Фоме и Ереме", "Праздник кабацких ярыжек", "Калязинская челобитная", "Сказание о бражнике"), Д.С. Лихачев выделяет их балагурство как одну из национальных русских форм смеха, для которого особенно характерно раздвоение "смехового мира". Отметим, что балагурство - это именно та древнерусская смеховая стихия, которая пережила Древнюю Русь и отчасти проникла в XVIII и XIX вв. Особое внимание уделено Д.С. Лихачевым древнерусским пародиям с характерной схемой построения вселенной (мир организованный, мир культуры и мир не организованный, отрицательный мир, мир антикультуры). Однако антимир, кромешный мир, по Д.С. Лихачеву, не всегда является миром смеховым и несет в себе смеховое начало (см. главу "Бунт кромешного мира"). "Два мира русской сатиры в XVII в. не просто противостоят друг другу, - пишет Д.С. Лихачев, - они враждебны, но при этом оба мира действительны … Жизнь сделала кромешный мир (мир антикультуры) слишком похожим на действительность… И это разрушило всю структуру смеховой культуры Древней Руси". Поэтому, как показал ученый, такие сатирические произведения, как "Повесть о Горе Злочастии", не смешны, а трагичны.

Отдельно Д.С. Лихачев останавливается на смеховом стиле произведений Ивана Грозного и юморе протопопа Аввакума. Анализируя индивидуальный стиль произведений Грозного, ученый приходит к выводу, что он является отражением его индивидуального поведения, заявленной им жизненной позиции. "Резко выраженные особенности стиля Грозного, его эмоциональность и возбудимость, резкие переходы от пышной церковнославянской речи к грубому просторечию идут не столько от усвоенной им литературной школы, литературной традиции, сколько от его характера и являются частью его поведения. Они несут в себе не столько элементы литературной традиции, сколько традиции скоморошества". Смех Аввакума Д.С. Лихачев называет своеобразным религиозным смехом, характерным для Древней Руси в целом. Он отгораживал его от гордыни и одновременно является проявлением доброты к своим мучителям, терпением и смирением. Сравнивая Грозного и Аввакума, Д.С. Лихачев отмечал, что "если для Ивана Грозного юмор был элементом его поведения, то для протопопа Аввакума был существенной частью его жизненной позиции", его мировоззрением, утверждавшим призрачность всего существующего в этом мире.

(М.А. Федотова)

44

>> аннотация

"Слово о полку Игореве" и культура его времени. 

Л.: Художественная лит., 1978. 359 с. (Переизд. 1985).

Книга Д.С. Лихачева ""Слово о полку Игореве" и культура его времени" - монографическое исследование, подводящее итоги многолетней работы автора над изучением одного из самых значимых произведений древней русской литературы. Отдельные наблюдения ученого над текстом памятника, сделанные им открытия, изложенные в ряде работ, вышедших ранее, приобрели в данной монографии форму обобщения, возникшую на стыке самых разных методов и подходов в изучении произведения, что, в свою очередь, позволило Д.С. Лихачеву выстроить концепцию, описывающую как природу самого памятника, так и раскрывающую специфику эстетического строя всего русского средневековья.

Обозначенные в содержании очерки четко характеризуют интересы автора книги к памятнику. Два первых очерка (""Слово о полку Игореве" и особенности русской средневековой литературы" и ""Слово" и эстетические представления его времени") доказывают, что, несмотря на свою жанровую одинокость, "светский" характер (что показано на примере вступления (зачина) к "Слову"), этот памятник не противоречит своей эпохе. Он "не опровергает сложившихся представлений о домонгольской Руси - о ее литературе и культуре в целом". "Слово" не только в отдельных своих чертах, но и в целом типично для эстетических представлений своего времени. Оно полностью подчинено, как и другие памятники эпохи, принципам стиля исторического монументализма, или монументального историзма (термин Д.С. Лихачева). "Если есть различия, - пишет Д.С. Лихачев, - между "Словом" и летописью, житиями и другими произведениями этого периода, то различия эти обусловлены только различиями жанра".

Отмечая и показывая на многочисленных примерах связь "Слова о полку Игореве" как с русской, так и западной устной традицией, Д.С. Лихачев все-таки подчеркивал, что это произведение книжной культуры, хотя и использующей принципы народной поэзии. Однако народная поэзия, как показано автором книги, не допускала смешения жанров, в "Слове" же четко выделяется наличие славы и плача. Таким образом, "Слово" - это конгломерат жанров. Тем не менее, сделанный автором книги вывод, что "Слово о полку Игореве" - "это не произведение рафинированной книжной культуры, доступной для немногих и замкнутой в традициях какой-либо узкой литературной школы", возможно, и будет учеными в будущем подвергнут пересмотру.

Интересен подход Д.С. Лихачева и к "Слову" как историческому источнику. Показывая, что автор "Слова" пользуется разнообразными источниками ("Повестью временных лет" в редакции близкой новгородским летописям, дошедшими до него песнями Бояна и даже воспоминаниями врагов Руси - половцев), Д.С. Лихачев, тем не менее, отмечает, что "изучать "Слово" как исторический источник можно только в совокупности всех представленных им сведений с указанием "пропорциональности" этих сведений, степени их трансформированности, а главное качественного характера этой трансформированности. Ибо характер "искажения" сведений - это, может быть, одно из самых любопытных и важных исторических сведений, которые могут быть извлечены из памятника как остатка истории", и что делает "Слово" памятником политическим.

Для Д.С. Лихачева автор "Слова" - это княжеский певец, христианин, несмотря на многочисленные языческие дохристианские элементы в памятнике, которые приобрели для него новый поэтический смысл. Кроме этого, ученый допускает, что автор "Слова" может быть и автором "Летописца Игоря Святославича", вошедшего в состав Ипатьевской летописи. Этот вывод Д.С. Лихачев делает на основе фактической близости двух рассказов.

Вся книга ""Слово о полку Игореве" и культура его времени" пронизана анализом поэтики памятника, главная заслуга Д.С. Лихачева и заключается именно в раскрытии поэтической сути "Слова о полку Игореве", его художественных особенностей. Особенно, наверное, следует выделить очерк "Поэтика повторяемости в "Слове о полку Игореве"". "В повторяемости, - пишет Д.С. Лихачев, - один из секретов завораживающей силы "Слова о полку Игореве". Сложные сплетения и переплетения различных повторений составляют его различные ритмы - …от чисто звуковых до чисто смысловых, от коротких повторов внутри одного предложения, до повторов, разделенных большими расстояниями. … Ритмы раздвигают рамки произведения, связывая его с традициями культуры, с ритмами труда, войны и охоты, с ритмами русской истории".

Обращаясь в книге к таким общим проблемам средневековой культуры, как эстетические представления, как стиль эпохи, устные истоки памятника и т.д., Д.С. Лихачев спорит, ведет полемику (например, с Анджелом Данти, Джоном Феннелом, С.Н. Азбелевым, А.А. Зиминым и др.), делает ряд частных наблюдений и выводов (см., например, очерк ""Пирагощая" "Слова о полку Игореве"").

(М.А. Федотова)

45

>> аннотация

Заметки о русском.

М.: Сов. Россия, 1981. 71 с. (Писатель и время). (Переизд. 1984, 1987).

"Очень много у нас пишется о наших корнях, корнях русской культуры, но очень мало делается для того, чтобы по-настоящему рассказать широкому читателю об этих корнях, а наши корни - это не только древняя русская литература и русский фольклор, но и вся соседствующая нам культура. У России, как у большого дерева, большая корневая система и большая лиственная крона, соприкасающаяся с кронами других деревьев. Мы не знаем о себе самых простых вещей. И не думаем об этих простых вещах.

Я собрал у себя различные заметки, делавшиеся мной по разному поводу, но все на одну тему - о русском, и решил их предложить читателю. <...>

Все, что я пишу далее в своих заметках, это не результат проведенных мною исследований - это только "негромкая" полемика. Полемика с чрезвычайно распространившимся и у нас и на Западе представлением о русском национальном характере как о характере крайности и бескомпромиссности, "загадочном" и во всем доходящем до пределов возможного и невозможного (и, в сущности, недобром). <...>

Национальное бесконечно богато. И нет ничего удивительного в том, что каждый воспринимает это национальное по-своему. В этих заметках о русском я и говорю именно о своем восприятии того, что может быть названо русским - русским в характере народа, русским в характере природы, городов, искусства и пр.". (Д. С. Лихачев. Из предисловия к книге).

Содержание:
Природа, родник, Родина, просто доброта. С. 7-8. - Природа и доброта. С. 8-10. - Просторы и пространство. С. 10-12. - Еще о доброте. С. 12-15. - Русская природа и русский характер. С. 16-18. - О русской пейзажной живописи. С. 19-20. - Природа других стран. С. 20-26. - Ансамбли памятников искусства. С. 27-28. - Сады и парки. С. 28-32. - Национальный идеал и национальная действительность. С, 35-39. - Патриотизм против национализма. С. 39-44. - Величие Киева. С. 44-53. - Экология культуры. С. 54-61.

46

>> аннотация

Литература - реальность - литература.
 

Л.: Сов. писатель, 1981. 215 с. (Переизд. 1984, 1987).

Книга "Литература - реальность - литература" четко делится на две части, два раздела. Первый раздел посвящен частным объяснениям частных явлений литературы - тому, что автор называет "конкретным литературоведением". "Одна из задач книги, - пишет Д.С. Лихачев, - показать различные аспекты конкретного литературоведения, конкретного в анализе стиля, конкретного в интерпретации произведений, конкретного в комментировании отдельных мест. Объяснения отыскиваются в исторической действительности, в быте и обычаях, в реалиях города, даже в самой предшествующей литературе, взятой как некая реальность"

Следует отметить, что содержание данного раздела - это произведения только новой литературы, при этом отдельные очерки расположены в порядке исторической последовательности произведений, о которых идет речь."Хронологический подход сам по себе оказался наиболее соответствующим духу конкретного литературоведения".

Д.С. Лихачев разрабатывает целую методику "конкретного литературоведения", на которой основывается "охрана" литературного текста, направленная на то, чтобы не утратилась традиция конкретных истолкований и наблюдений. Используя эту методику, автор книги комментирует строки стихов А.С. Пушкина, доказывает, что провинциальный помещик Манилов подражал "первому помещику России" - Николаю I и его окружению ("Социальные корни типа Манилова"), раскрывает стремление Достоевского не только к иллюзии реальности, но и к иллюзии рассказа о действительных, не сочиненных событиях ("Достоевский в поисках реального и достоверного"), обращает внимание на многочисленные реминисценции древнерусской литературы в произведениях Льва Толстого, считает Альфреда Джингля из "Пиквикского клуба" Диккенса одним из прообразов и прототипов Остапа Бендера и т.д. Однако Д.С. Лихачев подчеркивает, что конкретным литературоведением не исчерпывается литературоведение как таковое: литература явление сложное и многообразное, оно должно изучаться с различных сторон и в различных аспектах. Некоторые теоретические аспекты художественного творчества рассматриваются автором книги во второй ее части (наиболее полна эта часть представлена в 3-м издании книги (1987)).

Как показывают помещенные в этой части очерки ("Об общественной ответственности литературоведения", "Еще о точности литературоведения", "История - мать истины"), главное внимание Д.С. Лихачев уделяет принципу историзма в изучении литературных процессов, литературных явлений, художественных произведений. С этой точки зрения он рассматривает и противопоставление естественных, точных наук и "неточной" науки" литературоведения. "Если литературоведение и неточная наука, - пишет Д.С. Лихачев, - то она должна быть точной. Ее выводы должны обладать полной доказательной силой, а ее понятия и термины отличаться строгостью и ясностью. Этого требует высокая общественная ответственность, которая лежит на литературоведении".

В связи с этим обратим внимание еще на одну особенность Д.С. Лихачева-литературоведа. Обращаясь к сугубо специальным и теоретическим вопросам, Д.С. Лихачев всегда говорит о них просто, ясно, не злоупотребляя сложной терминологией. Характерно, что целый ряд терминов и понятий, введенный Д.С. Лихачевым в широкий оборот не только в этой книге, но и в других трудах ("литературный этикет", "конкретное литературоведение", "литература-посредница", "текстологический конвой" и др.), прочно вошли в современную науку о литературе.

Содержание (Л., 1981): Предисловие. С.3-11. "Крестьянин торжествуя…" С. 12-15; "Сады лицея". С. 16-33; Из комментария к тексту стихотворения "Родина". С. 34-36; Социальные корни типа Манилова. С. 37-52; Достоевский в поисках реального и достоверного. С. 53-72; "Небрежение словом" у Достоевского. С. 73-96; "Летописное время" у Достоевского. С. 117-126; Лев Толстой и традиции древней русской литературы. С. 127-157; "Ложная" этическая оценка у Н. С. Лескова. С. 158-165; Из комментария к стихотворению А. Блока "Ночь, улица, фонарь, аптека…". С. 166-172. - Ахматова и Гоголь. С. 173-179; "Литературный "дед" Остапа Бендера. С. 180-189; О литературоведении. Об общественной ответственности литературоведения. С. 189-194; Еще о точности литературоведения. С. 195-200; История - мать истины. С. 201-214.

(М.А. Федотова)

47

>> аннотация

Поэзия садов: К семантике садово-парковых стилей.

Л.: Наука, 1982. 341 с. (Переизд. 1991, 1998).

Популярность книги Д.С. Лихачева "Поэзия садов", выраженная не только в переизданиях этого труда ученого, но и в переводах его на другие языки (польский, итальянский, японский), объяснима. Д.С. Лихачев рассматривал сад как некоторую эстетическую систему, "систему содержательную, но содержательность которой требует своего совсем особого определения и изучения". Оправданность такого подхода к садово-парковой культуре заключается в том, что сад всегда выражает некоторую философию, эстетические представления о мире, отношение человека к природе.

Прежде всего, Д.С. Лихачев в своей книге убедительно доказал, что формальное деление стилей в садоводстве в отрыве от общего развития культуры на "регулярные" и "нерегулярные" ("пейзажные") несостоятельно. Как ясно из названия книги и двух ее подзаголовков (начиная со второго издания: К семантике садово-парковых стилей. Сад как текст), ученый рассматривает историю садово-паркового искусства в связи с другими искусствами - прежде всего с поэзией и пейзажной живописью. Он особо выделяет то, как "читает" сад тот или иной поэт, что видит поэт в саду. (Д.С. Лихачев показал, что Предромантизм и Романтизм теснее всего связали садово-парковое искусство и с искусством слова, и с искусством живописи.) В садовом искусстве различаются те же стили, что и в общем развитии искусств - "стили, связанные с господствующими идеями и "господствующей семантикой" эпохи". В пределах этих господствующих эстетических идей сады то выдвигаются на первый план, то отступают на второй. Тем не менее, сады, по мнению ученого, "чутко реагируют на все изменения вкусов и настроений общества и сами их в известной степени организуют - особенно в XVI, XVII, XVIII и начале XIX в., т.е. в периоды господства Ренессанса, Барокко (включая Рококо) и Романтизма (включая период, предшествующий Романтизму и связанный с Рококо и Сентиментализмом)".

Рассматривая в истории садово-паркового искусства различные эпохи и стили, обращаясь к материалу разных стран, Д.С. Лихачев, как он подчеркнул это во Введении своей книги, брал страны и эпохи, разумеется, не все, "а только те, что могут помочь что-то объяснить в особенностях русских садов".

Особо следует выделить, что Д.С. Лихачевым было подвергнуто критике представление о том, что в Древней Руси существовали только хозяйственные, утилитарные сады. Отмечая существенные различия между монастырскими садами Древней Руси и западноевропейскими монастырскими садами, автор книги, пишет, что среди реальных садов в Древней Руси, как и на Западе в Средневековье, особенное значение имели именно монастырские сады, где, помимо хозяйственных он выделяет те, что помещались в ограде монастыря и служили как бы образцами рая, и те, что помещались чаще всего за монастырской оградой и связывались с представлениями о священных рощах. Д.С. Лихачев писал, что "смена стилей в русском садово-парковом искусстве подготовляется очень рано и совершается относительно медленно". Даже бурная Петровская эпоха вносит только частичные изменения и дополнения к садовому искусству допетровского времени.

Отмечая в развитии садово-паркового искусства ряд особенностей, ученый прежде всего выделяет "территориальные" изменения (от внутренних монастырских садов до парков в эпоху Романтизма) и "кинетическое" развитие (от райской вечности в Средние века и неизменяемой красоты в эпоху Ренессанса) до "надвижения" диких рощ в эпоху Барокко.

Сад, как заключает ученый, - это прежде всего синтез различных искусств, теснейшим образом связанный с существующими великими стилями и развивающийся параллельно с развитием философии, литературы (особенно поэзии), эстетическими формами быта (по преимуществу привилегированных слоев общества, хотя и не только), с живописью, архитектурой, музыкой, и в побуждении читателя определить этот синтез и раскрыть его содержания и заключается главная задача книги.

(М.А. Федотова)

48

>> аннотация

Письма о добром и прекрасном.

М.: Дет. лит., 1985. 207 с.(Переизд. 1988, 1989, 1990, 1994, 1999).

Книга Д.С. Лихачева "о добром и прекрасном", составленная в условной форме - 46 писем, обращена и адресована молодому поколению, она рассказывает о Родине, патриотизме, о величайших духовных ценностях человечества, о красоте поведения и окружающего мира.

Д.С. Лихачев писал в одном из предисловий к книге: "В своей книге <…> я пытаюсь самыми простыми доводами объяснить, что следование путем добра - путь самый приемлемый и единственный для человека. Он испытан, он верен, он полезен - и человеку в одиночку и всему обществу в целом. В своих письмах я не пытаюсь объяснить, что такое добро и почему добрый человек внутренне красив, живет в согласии с самим собой, с обществом и с природой. Объяснений, определений и подходов может быть много. Я стремлюсь к другому - к конкретным примерам, исходя из свойств общей человеческой натуры. Я не подчиняю понятия добра и сопутствующего ему понятия красоты человека какому бы то ни было мировоззрению. Мои примеры не идеологичны, ибо я хочу растолковать их детям еще до того, когда они станут подчинять себя каким-либо определенным мировоззренческим принципам".

Каковы темы этих писем? Для этого их нужно просто прочитать!

Содержание (М., 1988): Письма к молодым читателям. С. 9-15; Большое в малом. С. 16-17; Молодость - вся жизнь. С. 18-19; Самое большое. С. 20-22; Самая большая ценность - жизнь. С. 23-24; В чем смысл жизни. С. 25-27; Цель и самооценка. С. 28-30; Что объединяет людей. С. 31-41; Быть веселым, но не смешным. С. 42-45; Когда следует обижаться? С. 46-47; Честь истинная и ложная. С. 48-49; Про карьеризм. С. 50; Человек должен быть интеллигентным. С. 51-54; О воспитанности. С. 55-58; О дурных и хороших влияниях. С. 59-60; Про зависть. С. 61-62; О жадности. С. 63; Уметь спорить с достоинством. С. 72-76; Искусство ошибаться. С. 75-76; Как говорить? С. 77-80; Как выступать? С. 81-82; Как писать? С. 83-94; Любите читать! С. 95-99; О личных библиотеках. С. 100-101; Будем счастливыми. С. 102-103; По велению совести. С. 104-105; Учитесь учиться! С. 106-108; Четвертое измерение. С. 109-110; Быть вместе. С. 11-112; Путешествуйте! С. 113-117; Нравственные вершины и отношение к ним. С. 118-119; Круг нравственной оседлости. С. 120-121; Понимать искусство. С. 130-143; О человеческом в искусстве. С. 144-147; О русской природе. С. 148-156; О русской пейзажной живописи. С. 157-160; Природа других стран. С. 161-171; Ансамбли памятников искусства. С. 172-174; Сады и парки. С. 175-182; Природа России и Пушкин. С. 183-189; О памяти. С. 198-203; Память культуры. С. 204-210; Уметь заметить красоту наших городов и сел. С. 211-219; Еще о памятниках прошлого. С. 220-225; Об искусстве слова и филологии. С. 226-233; Космический Эрмитаж. С. 234-235; Путями доброты. С. 236-238.

(М.А. Федотова)

49

>> аннотация

Избранные работы: в 3 томах.

Л.: Худ. литература., 1987. Т. 1. 656 с. Т. 2. 656 с. Т. 3. 656 с.

В трёхтомнике Д.С. Лихачева собраны его основные книги и работы, посвящённые не только древнерусской литературе, но и русской культуре в целом.

Содержание:
Т.1. - О себе. С. 3-23. - Развитие русской литературы Х - ХVII веков. Эпохи и стили. С. 24-260. Поэтика древнерусской литературы. С. 261-654. - Т. 2. - Великое наследие. Классические произведения литературы Древней Руси. С. 3-342. - Смех в Древней Руси. С. 343-417. - Заметки о русском. С. 418-494. - Т. 3. - Человек в литературе Древней Руси. С. 3-164. - О "Слове о полку Игореве". С. 165-220. - Литература - реальность - литература. С. 221475. - О садах. С. 476-518.

(М.А. Федотова)

увеличить

50

>> аннотация

Заметки и наблюдения:  Из записных книжек разных лет.

Л.: Сов. писатель, 1989. 608 с.

В книгу Д.С. Лихачева вошли самые разнообразные заметки, воспоминания, мысли, наблюдения, извлеченные автором из своих записных книжек, а также интервью 80-х годов.

Интересен жанр этой книги - это заметки:
в воспоминаниях нет связок, рассуждения о литературе, архитектуре, культуре и науке в целом - отрывочны и не систематизированы - одним словом, "мелочи", может быть, не все ясно и не все закончено. Но в этом-то и заключается прелесть и дух этой книги - ее "спокойное течение", а вместе с тем глубина и мудрость. Читатель может и должен сам сделать выводы, сам поразмышлять."Пусть останется так, а разъяснения ищет сам читатель, если это ему понадобится", автор же высказал свое отношение к книге: "Может показаться, что я пишу о мелочах, и, может быть, ко мне будет обращен упрек: "В наше ответственное время о чем он пишет! Среди прочего и о походке петербургских дам, и о меблировке английских сельских домов, и о стиле "бидермайер"?...". Спросят: "Неужели не нашлось более важных тем, более значительных, необходимых?".
В том-то и дело, что все важно. Человек живет в сфере своих интересов, впечатлений. Если сужать его интересы и впечатления только самым важным, ему придется балансировать на острие гигантского ножа. Если он имеет большой круг интересов и умеет расширить свои интересы, для него сильно ограничена опасность соскользнуть со своего пути в бездуховность, в эгоцентризм. Малые темы спасут большие. В малом надо видеть значительное. Это почва".

Содержание: Заметки и наблюдения. Из записных книжек разных лет: Для предисловия. С. 4- 519; Из воспоминаний. С. 7-115; Разное о литературе. С. 116-209; Непрофессионально об искусстве. С. 210-256; О культуре. С. 257-293; О науке и ненауке. С. 294-315; Мелочи поведения. С. 316-347; Про то и про сё. С. 348-376; Из прошлого и о прошлом. С. 377-401; О природе для нас и о нас для природы. С. 402-409; О языке устном и письменном, старом и новом. С. 410-436; Заметки об архитектуре. С. 437-467; О жизни и смерти. С. 468-479; Вокруг разговоров об интеллигенции. С. 480-489; О русском и чужестранном. С. 490-519; Беседы. Интервью 80-х годов. Гомосфера - термин наших дней. С. 520-536; Культура и мы. С. 537-561; Тревоги совести. С. 562-582; От покаяния - к действию! С. 583-597; Накануне … (Навстречу XIX партконференции). С. 598-606.

(М.А. Федотова)

Источник: http://likhachev.lfond.spb.ru/monogr.htm


Вы здесь » О родной стране, о России - RUSSIA » Наша РОДИНА - Р О С С И Я » ЛИХАЧЁВ Дмитрий Сергеевич