О родной стране, о России - RUSSIA

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » О родной стране, о России - RUSSIA » Наша РОДИНА - Р О С С И Я » ЕСЕНИН Сергей Александрович


ЕСЕНИН Сергей Александрович

Сообщений 41 страница 50 из 50

41

Денис Яковлев «Может, окажись чернила в «Англетере…»
   
Прошло 80 лет со дня смерти Сергея Есенина.

  Мы плохо знаем Есенина.

   Почти любой сходу вспомнит и «Не жалею, не зову, не плачу», и «Шаганэ», и «Отговорила роща золотая…». Вспомнит стихи, они с детства на слуху, и удивительно – не всякий сразу вспомнит автора… Слава переросла имя самого поэта.
   И все равно – мы его не знаем.
   Десятилетиями складывался этот образ – «певец русской природы», березки, холмы и тальянка; желающие добавят «московского озорного гуляку» – бесконечное, как теперь принято думать, пьянство и безобразные драки – открылось как подарок к грустной дате…
   Что еще? Ах да, «любитель (и любимец) женщин» – впору донжуанский список составлять…
   Образ лубочный, как и портрет, всем известный – будто бы не было других.
   И с другой стороны – взгляд многочисленных литературоведов: «великий русский национальный поэт» – формула эта, появившаяся сразу после смерти Есенина, давно стала аксиомой.
   Одно другого, впрочем, не исключает.
   …По его собственному признанию, Сергей Есенин начал писать лет в девять. Стихи те, конечно, не уцелели – о чем мог писать деревенский мальчишка – бог знает.
   Так или иначе, до 1912 года (закончив к тому времени Константиновское земское училище) он написал стихотворений тридцать.
   «Восемнадцати лет я был удивлен, разослав свои стихи по журналам, тем, что их не печатают, и поехал в Петербург», – так писал в автобиографии «О себе» об этом сам Есенин.
   «И поехал в Петербург». Будто за околицу родного села вышел.
   Почти сразу его ждал успех.
   «Стихи у меня в Питере прошли успешно. Из 60 взяли 51. Взяли «Северные записки», «Русская мысль», «Ежемесячный журнал» и другие...» – это из письма Есенина Николаю Клюеву.
   В модных литературных салонах Петрограда появляется он, почти как приехал – в косоворотке. Только что гармошки не хватало…
   Публика в восторге. Хотя большинство принимали его, наверно, как принимали бы какого-нибудь вундеркинда, складывающего и умножающего в уме пятизначные числа – «поэт-самородок, прямиком из деревни».
   А Есенин и не чурался этой роли. Стеснялся быть другим, как теряется гимназистка, впервые приглашенная на танец прыщавым юнкером?
   На Есенина это вряд ли похоже. Будучи талантливым, он был таким во всем. И в общении с другими – тоже. Вероятнее всего, он быстро уловил, что это – всего лишь цена, которую придется заплатить за билет в высшее литературное общество. А возможность писать (и быть опубликованным, разумеется) – было для него всем.
Вероятно, понимая (талант, безусловный талант), что интерес этот – сиюминутный, Есенин отправляется учиться. И не куда-нибудь, а на историко-философский факультет университета Шанявского!
   И непрерывно читает – буквально килограммами – русскую классику. Любимым писателем для него становится Николай Васильевич Гоголь.
   В 1919 году Есенин подписывает «манифест имажинизма». «Образ и только образ… – говорится в нем, – всякое иное искусство – приложение к «Ниве»»…
   Стихи его меняются.
   Всякая там «Москва кабацкая» с безудержными загулами и скандалами, на которые, говорят, его часто провоцировали, – кажется, всего лишь новая роль поэта. Начиная с приезда в Петроград, он – часто тот, каким его хотят видеть. Всего-навсего.
   А внутри?
   Внутри – монолог Хлопуши из поэмы «Пугачев».
   Читал его Есенин самозабвенно. Максим Горький так рассказывал об этом: «Слушать его стало тяжело до слез… Даже не верилось, что этот маленький человек обладает такой огромной силой чувства, такой совершенной выразительностью. Читая, он побледнел до того, что даже уши стали серыми».
   Что до «слез» другого – нижегородского –  «самородка»: «Горький рыдает на каждом поэтическом жилете», – смеялся Маяковский по другому поводу. Но не в этом дело. Поэма и вправду потрясала читателей – эмоциональностью на грани безумия.
   И «Черный человек». Почти моцартовский «Реквием».
   Николай Асеев, которому Сергей Есенин читал поэму недели за две до смерти, писал об этом так: «Из-за нее передо мной вставал другой облик Есенина, не тот общеизвестный, с одинаковой для всех ласковой улыбкой, не то лицо «лихача-кудрявича» с русыми кудрями, а живое, правдивое, творческое лицо, умытое холодом отчаяния, внезапно просветлевшее от боли и страха перед вставшим своим отражением...»
    Укладывается ли все это в сложившийся в обыденном сознании ходульный образ?
   Есенин – в действительности великий русский национальный поэт. Без кавычек. Русский – не оттого, что «про березки» писал. Без него хватало и хватает. Одного этого недостаточно.
Русский – с типично русскими противоречиями, бесконечными (иной раз – и безуспешными) поисками себя; русский, потому что «все передовые люди в России – пьяницы и картежники», так, кажется, у Достоевского…  С прожиганием собственной жизни, позерством, демонстративностью  и нелепыми, на взгляд разумного человека, поступками. И здесь же – трезвый расчет, безудержная работа и талант.
   Это – Есенин.

Кстати:
   Россияне, как выяснили социологи, несмотря ни на что, любят русскую поэзию, при этом всенародно почитаемым поэтом номер один остается Александр Сергеевич Пушкин. Таковы результаты проведенного в канун дня рождения поэта опроса центра "РОМИР-Мониторинг", в котором участвовали 1500 россиян.
   94% опрошенных отдают дань таланту Пушкина и заявляют, что его творчество "сыграло важную роль" в развитии русской литературы. При этом большинство из них (37%) назвали Пушкина "своим самым любимым русским поэтом".
Второй самый почитаемый в России поэт - Сергей Есенин. Поклонниками его произведений являются 17% опрошенных. В число любимых поэтов, согласно исследованию, также входят Михаил Лермонтов (5%), Анна Ахматова (4%), Николай Некрасов (3%).

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

42

"Я покинул родимый дом..."    

Я покинул родимый дом,
Голубую оставил Русь.
В три звезды березняк над прудом
Теплит матери старой грусть.

Золотою лягушкой луна
Распласталась на тихой воде.
Словно яблонный цвет, седина
У отца пролилась в бороде.

Я не скоро, не скоро вернусь!
Долго петь и звенеть пурге.
Стережет голубую Русь
Старый клен на одной ноге.

И я знаю, есть радость в нем
Тем, кто листьев целует дождь,
Оттого, что тот старый клен
Головой на меня похож.

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

43

СЕРГЕЙ ЕСЕНИН

Гой, ты, Русь, моя родная,
Хаты - в ризах образа...
Не видать конца и края -
Только синь сосет глаза.

Как захожий богомолец,
Я смотрю твои поля.
А у низеньких околиц
Звонно чахнут тополя.

Пахнет яблоком и медом
По церквам твой кроткий Спас.
И гудит за корогодом
На лугах веселый пляс.

Побегу по мятой стежке
На приволь зеленых лех,
Мне навстречу, как сережки,
Прозвенит девичий смех.

Если крикнет рать святая:
"Кинь ты Русь, Живи в раю!"-
Я скажу: "Не надо рая,
Дайте родину мою".

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

44

Неизвестное уголовное дело.

Много лет назад мне, старшему следователю когда-то знаменитой Петровки, 38, неизвестное лицо прислало две посмертные фотографии великого русского поэта Сергея Есенина.
Поэта, видимо, только что вытащили из петли и положили на кушетку, где и сфотографировал его криминалист.
Читая литературу о жизни и творчестве поэта, я сформировал образ Есенина: пьяница, хулиган, бабник, кулацкий поэт, революции попутчик, антисемит и самоубийца. После трагической гибели поэта в печально известной ленинградской гостинице «Интернационал» (бывшей «Англетер») ко всем другим чертам характера ему навесили и сумасшествие ...
Осмотрев фотографии, к своему удивлению, я не увидел на трупе признаков, которые обязательно бывают в случае смерти человека от повешения. Зато на лице мёртвого поэта имелись следы причинения живому поэту многочисленных травм ... Причём на этих фотографиях не видны были следы (странгуляционная борозда), которые остаются на трупе от верёвки. Я был потрясён! Что касается прижизненных травм, то их происхождение можно было объяснить тем, что пьяница Есенин с кем-то подрался перед самоубийством ... Но меня потрясло другое: правая рука мёртвого поэта согнута в локте, так и закоченела. (Заранее прошу читателей простить меня за подобные подробности, но без них нельзя понять динамику смерти повешенного.) После наступления смерти руки повешенного вытягиваются «по швам». В данном случае правая рука была поднята вверх! Следовательно, трупное окоченение наступило не в подвешенном состоянии. Невольно приходит версия: поэта сначала убили, а потом инсценировали самоповешение...

Власти сделали всё, чтобы представить Есенина самоубийцей. В частности, они перед фотографированием труп поэта тщательно привели в порядок, положили на кушетку, застегнули брюки, заправили рубашку, но пуговицы гульфика остались незастёгнутыми, что у живого поэта быть не могло. Он всегда тщательно следил за своим костюмом.
Прибежавший в гостиничный номер большой русский художник Владимир Сваорог сделал моментальный рисунок тела поэта, ещё лежавшего на полу. На трупе расстёгнуты брюки, вывернута рубашка, вся одежда находится в состоянии смертельной борьбы с неизвестным лицом (лицами). Значит, перед фотографированием трупа поэта кто-то тщательно скрывал признаки насилия над ним.
Я решил начать частное расследование трагической гибели Сергея Есенина. Несмотря на откровенное сопротивление властей, закрытость необходимых архивов, недоброжелательность «есениноведов», скрывающих документы, попавшие к ним различными путями, мне удалось найти тринадцать уголовных дел, возбуждённых «органами» против свободолюбивого поэта. До революции было одно дело, остальные при советской власти, когда во главе этих «органов» стоял кровожадный Феликс Дзержинский, с санкций которого и преследовался молодой поэт. И должен отметить, что во всех случаях Есенин не совершил никакого преступления, все дела были инспирированы «органами» с единственной целью - запугать поэта, заставить его восхвалять кремлёвских инородцев, расправиться с ним «законным» путём. И если бы не его женитьба на танцовщице Айседоре Дункан, жизнь поэта оборвалась бы намного раньше!..
Современники отмечали, что Есенин никого не боялся, за исключением милиции (ещё бы не бояться, одни стихи чего стоят: «Хулиган», «Исповедь хулигана», «Письмо матери» - «...будто кто-то мне в кабацкой пьяной драке саданул под сердце финский нож...»). Действительно, поэта постоянно преследовали лица в форме работников милиции, только арестовывали его не в Таганскую или Матросскую Тишину, где содержались хулиганы, а в чекистскую Лубянку и политическую тюрьму Бутырки.
У властей всегда находилась бумага и типографские возможности, чтобы напечатать «саморазоблачения» Есенина:

Я из Москвы надолго убежал.
С милицией я ладить
не в сноровке,
За каждый мой пивной скандал
Они меня держали в тигулёвке.

Мне попадается письмо 25-летнего поэта в Петроград, литературному критику и историку литературы Иванову-Разумнику, с которым у него были доверительные отношения и творческие контакты:
«Декабря 4. 1920. Дорогой Разумник Васильевич! Простите, ради Бога, за то, что не смог Вам ответить на Ваше письмо и открытку. Так всё неожиданно и глупо вышло. Я уже собрался к 25 окт. выехать, и вдруг пришлось вместо Петербурга очутиться в тюрьме ВЧК. Это меня как-то огорошило, оскорбило, и мне долго пришлось выветриваться...»
Мне удалось найти документы по поводу ареста Есенина на квартире его друга Александра Кусикова 18 октября 1920 года. Обоих поэтов сначала заключили в тюрьму на Лубянке, а потом перевели в Бутырки. Арест был незаконным, никакого преступления Есенин не совершил. Как тут быть не оскорблённым и не огорошенным!..
20 ноября 1923 года в Союзе Поэтов намечалось проведение торжественного заседания, посвящённого 5-летию образования этой общественной организации. В этот день поэты Есенин, Ганин, Клычков и Орешин (трое последних будут расстреляны, но потом реабилитированы) ходили в Госиздат, где вели переговоры об издании своих стихов. Ближе к вечеру поэты зашли в столовую (теперь на этом месте станция метро «Тургеневская») перекусить. Здесь играли баянисты и продавалось пиво. Поэты тихо между собой разговаривали. За соседним столом сидел незнакомец, жадно вслушивающийся в разговор поэтов. А они, возмущённые отказами издательств публиковать их стихи, обсуждали проблему захвата лицами еврейской национальности всех издательств, редакций газет и журналов.
Сидевший недалеко незнакомец слышал только отдельные слова, но тем не менее вышел на улицу и привёл двух милиционеров, которые решили арестовать только Есенина. Тогда друзья поэта Клычков, Орешин и Ганин последовали добровольно в отдел милиции.
Поэтов арестовали всех, дело на них передали в следственный отдел ГПУ, товарищу Славатинскому... Однако вскоре всех поэтов выпустили. Они немедленно обратились через газету «Правда» с коллективным заявлением и возмущением против провокации, которую в отношении их провели недобросовестные люди.
Тем временем газеты начали против этих поэтов, и особенно против Есенина, настоящую травлю. Лев Сосновский и Борис Волин, занимавшие в партии большевиков видное положение и прибравшие к своим рукам ряд московских газет и журналов, ежедневно публиковали в них оскорбительные материалы. Вместо столовой в статьях появилась «пивная», якобы поэты «лезли друг на друга», как отъявленные хулиганы. Под шумок газеты прошлись и по великим русским писателям. «...Если Успенский Н.В. валялся под заборами и скандалил по московским притонам... Если Некрасов был далеко не безупречен в своей личной жизни... А вот с лёгкой руки Куприна у нас пошло «это самое». От имени рабочих газеты требовали самого сурового наказания «антисемитам».
Необходимо отметить, что любая критика против евреев, и особенно вождей-евреев, квалифицировалась как «антисемитизм», и виновных ждало самое суровое наказание. Кому-то из большевистских вождей пришла идея осудить поэтов (за что?) товарищеским судом писателей.
Трудно сказать, чем бы закончилось дело «четырёх поэтов», если бы на защиту Есенина и его друзей не встали литераторы-евреи. 2 декабря 1923 года в Союзе писателей (сейчас Литературный институт) слушалось дело «четырёх». Только к утру было вынесено решение: поведение поэтов осудить и на этом поставить точку. Обвинителю поэтов Л.Сосновскому за разжигание межнациональной розни объявить порицание. Товарищеский суд начисто отверг обвинение поэтов в антисемитизме. Но травля продолжалась...
Только что вернувшийся из длительного путешествия по Европе и США Есенин, которого встречали в любой аудитории бурными аплодисментами, а его стихи переписывали миллионы молодых людей, не выдержал травли и лёг 17 декабря в профилакторий имени Шумской (Полянка, 52). Родина, без которой поэт себя не мыслил, оказалась страшной мачехой. Власти пытались ему закрыть рот, но его обличения кремлёвских вождей неслись по всему миру:

Пустая забава, одни разговоры.
Ну что же,
ну что же вы взяли взамен?
Пришли те же жулики,
те же воры
И законом революции
всех взяли в плен.

Ни одна страна мира не издевалась с такой иезуитской кровожадностью над своими гениями, как Россия, ни одна страна не уничтожала такого огромного числа своих лучших людей. Сколько страданий пришлось перенести Сергею Есенину, сколько унижений! Сколько нужно было потратить сил и здоровья, чтобы отсидеть в самых страшных тюрьмах мира - на Лубянке и в Бутырках, когда за стенами по ночам чекисты расстреливали ни в чём не повинных людей!
Оказывается, что это не всё. Недавно было опубликовано ранее скрываемое от исследователей письмо Сергея Есенина своему отцу.
«Дорогой отец, привет тебе и пожелания. Прости, пожалуйста, за то, что долго не отвечал. Так вышло... За эти дни я успел по недоразумению посидеть в тюрьме, и дела мои были расстроены...»
На самом письме даты нет. Есть конверт с почтовыми штемпелями: отправка письма «24.9.20. Москва» и получение «27.9.20. Кузьминское».
Значит, Есенин «по недоразумению» посидел в тюрьме до 24 сентября 1920 года. Поэт возвращался в Москву после поездки на Кавказ. Не ранее 19 сентября он появился в столице и сразу мог быть арестован. Но за что его посадили в тюрьму и в какую?
Это уже 14-е уголовное дело против великого поэта Сергея Есенина.
Разобраться в такой ситуации просто. Взять книги регистрации арестованных на Лубянке и в Бутырках и отыскать фамилию поэта. Но нет, церберы из «органов» не подпускали к архивам ни в советское, ни в перестроечное время. Кажется, сегодняшние руководители России пылают страшной ненавистью к коммунистам. Им и карты в руки. Покажите всему миру, какие были коварные кремлёвские вожди, как измывались над Есениным, над Блоком, над священнослужителем П.Флоренским, над миллионами рабочих и крестьян...
Не выдают архивные документы только потому, что все тогда узнают имена подлинных палачей. Эти палачи являются родственниками сегодняшних перестроечников. А как известно, яблоко от яблони далеко не падает!
Читаешь сегодня стихи Есенина, и кажется, они написаны вчера.

Ваше равенство - обман и ложь.
Старая гнусавая шарманка
Этот мир идейных дел и слов.
Для глупцов -
хорошая приманка,
Подлецам - порядочный улов.

Глупцов и дураков в России всегда хватало. «...Глупцы вокруг «ура» орали, чекисты с русских скальпы драли...» (П.Карпов).  А что касается «улова», то вожди большевиков вывезли из России за границу царский золотой запас, собиравшийся царями тысячу лет, картинные галереи, уникальные библиотеки, фамильные драгоценности. Устроив искусственный голод, ограбили миллионы россиян, обменивая фунт муки на бриллианты.

Сергей Есенин погиб в неравной схватке за свою Родину, за свой народ.
Да святится имя его!

Эдуард ХЛЫСТАЛОВ

Фото:
- Сергей Есенин. 28 декабря 1925 года.
Ленинград, Гостиница "Англетер"
- Гостиница "Англетер". Номер 5. 28 декабря 1925 года
- Сергей Есенин. Москва. 1925 г.

увеличить

увеличить

увеличить

45

Русская природа в лирике Сергея Есенина

    В своем лирическом наследии Сергей Есенин оставил нам яркие, светлые образы русской природы.
Самобытность его поэтического слова берет истоки в красоте, обычаях и фольклоре Рязанщины — родины поэта.
“Рязанские поля, где мужики косили, где сеяли свой хлеб” стали колыбелью его поэзии.
    Известно, что первыми произведениями Сергея Есенина стали частушки для деревенских девушек.
Да и как же иначе? Ведь поэт сам сказал:
   
    Родился я с песнями в травном одеяле.
    Зори меня вешние в радугу свивали.
   
    С самого детства Сергей Есенин воспринимал природу как живое существо. Поэтому в его поэзии ощущается древнее, языческое отношение к природе.
    Поэт одушевляет ее:
   
    Схимник-ветер шагом осторожным
     Мнет листву по выступам дорожным
    И целует на рябиновом кусту
    Язвы красные незримому Христу.
   
    Немногие поэты так видят, так чувствуют красоту родной природы, как Сергей Есенин. Она мила и дорога сердцу поэта, который сумел передать в своих стихах ширь и бескрайность деревенской Руси:
   
     Не видать конца и края —
    Только синь сосет глаза.
   
    Поэт ощущает себя частью этого огромного мира. На лоне природы его душа очищается:
   
    Позабыв людское горе,
     Сплю на вырубках сучья.
    Я молюсь на алы зори,
    Причащаюсь у ручья.
    Жизнь природы неотделима от жизни человека:
     Кого жалеть? Ведь каждый в мире странник —
    Пройдет, зайдет и вновь оставит дом.
    О всех ушедших грезит конопляник
     С широким месяцем над голубым прудом.
   
     Через образы родной природы поэт воспринимает события жизни человека.
    Поэт блестяще передает свое душевное состояние, привлекая для этой цели простые до гениальности сравнения с жизнью природы:
   
    Не жалею, не зову, не плачу,
    Все пройдет, как с белых яблонь дым.
    Увяданья золотом охваченный,
    Я не буду больше молодым.
    Ты теперь не так уж будешь биться,
    Сердце, тронутое холодком,
     И страна березового ситца
    Не заманит шляться босиком.
   
    Сергей Есенин, пусть и с горечью, принимает вечные законы жизни и природы, понимая, что “все мы в этом мире тленны”, и благословляет естественный ход жизни:
   
    Будь же ты вовек благословенно,
    Что пришло процвестъ и умереть.
   
     В стихотворении “Не жалею, не зову, не плачу...” чувства поэта и состояние природы сливаются. Человек и природа находятся у Есенина в полной гармонии. Содержание стихотворения “Отговорила роща золотая...” также передается нам при помощи образов природы. Осень — это пора подведения итогов, тишины и покоя (только “журавли печально пролетают”). Образы золотой рощи, уходящего странника, горящего, но не согревающего огня, передают нам грустные мысли поэта о закате жизни.
    Сергей Есенин искренне признается: “Моя лирика жива одной большой любовью к родине. Чувство родины — основное в моем творчестве”. В понятии родины для поэта слилось “все родное и близкое, от чего так легко зарыдать”.
    Любовь к родной рязанской земле перерастает у поэта в большое, всеобъемлющее чувство к России:
   
    О Русь — малиновое поле
    И синь, упавшая в реку, —
    Люблю до радости и боли
    Твою озерную тоску.
   
    Поэт не мыслит себя без русской природы. “Страна березового ситца” стала для поэта источником жизненных сил, вдохновения:
   
    Но более всего
    Любовь к родному краю
    Меня томила,
    Мучила и жгла.
   
    Стихи Сергея Есенина, я думаю, близки каждому русскому человеку, потому что поэт сумел передать в своей лирике те светлые, прекрасные чувства, которые вызывают у нас картины родной природы. И если мы порой затрудняемся в поиске нужных слов, чтобы выразить глубину своих чувств к родному краю, то обязательно обращаемся к этому поэту. Ну разве можно сказать лучше?
   
    Я навек за сиянье и росы
    Полюбил у березки стан,
    И ее золотистые косы,
    И холщовый ее сарафан ...

увеличить

увеличить

46

Быть поэтом - это значит то же ...

(Из цикла "Персидские мотивы")

Быть поэтом - это значит то же,
Если правды жизни не нарушить,
Рубцевать себя по нежной коже,
Кровью чувств ласкать чужие души.

Быть поэтом - значит петь раздолье,
Чтобы было для тебя известней.
Соловей поет - ему не больно,
У него одна и та же песня.

Канарейка с голоса чужого -
Жалкая, смешная побрякушка.
Миру нужно песенное слово
Петь по-свойски, даже как лягушка.

Магомет перехитрил в коране,
Запрещая крепкие напитки,
Потому поэт не перестанет
Пить вино, когда идет на пытки.

И когда поэт идет к любимой,
А любимая с другим лежит на ложе,
Благою живительной хранимый,
Он ей в сердце не запустит ножик.

Но, горя ревнивою отвагой,
Будет вслух насвистывать до дома:
"Ну и что ж, помру себе бродягой,
На земле и это нам знакомо".

С. Есенин
Август 1925

47

Брату человеку

Тяжело и прискорбно мне видеть,
Как мой брат погибает родной.
И стараюсь я всех ненавидеть,
Кто враждует с его тишиной.

Посмотри, как он трудится в поле,
Пашет твердую землю сохой,
И послушай ты песни про горе,
Что поет он, идя бороздой.

Или нет в тебе жалости нежной
Ко страдальцу сохи с бороной?
Видишь гибель ты сам неизбежной,
А проходишь его стороной.

Помоги же бороться с неволей,
Залитою вином, и с нуждой!
Иль не слышишь, он плачется долей
В своей песне, идя бороздой?

48

Музей  Сергея Есенина в Москве.

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

49

ЛЕНИН

(отрывок из поэмы "Гуляй-поле")

Еще закон не отвердел,
Страна шумит, как непогода.
Хлестнула дерзко за предел
Нас отравившая свобода.

Россия!  Сердцу милый край!
Душа сжимается от боли.
Уж сколько лет не слышит поле
Петушье пенье, песий лай.

Уж сколько лет наш тихий быт
Утратил мирные глаголы.
Как оспой, ямами копыт
Изрыты пастбища и долы.

Немолчный топот, громкий стон,
Визжат тачанки и телеги.
Ужель я сплю и вижу сон,
Что с копьями со всех сторон
Нас окружают печенеги?
Не сон, не сон, я вижу въявь,
Ничем не усыпленным взглядом,
Как, лошадей пуская вплавь,
Отряды скачут за отрядом.
Куда они?  И где война?
Степная водь не внемлет слову.
Не знаю, светит ли луна
Иль всадник обронил подкову?
Все спуталось...

Но понял взор:
Страну родную в край из края,
Огнем и саблями сверкая,
Междоусобный рвет раздор.
. . . . . . . . . . . . . . .

Россия -
Страшный, чудный звон.
В деревьях березь, в цветь - подснежник.
Откуда закатился он,
Тебя встревоживший мятежник?
Суровый гений!  Он меня
Влечет не по своей фигуре.
Он не садился на коня
И не летел навстречу буре.
Сплеча голов он не рубил,
Не обращал в побег пехоту.
Одно в убийстве он любил -
Перепелиную охоту.

Для нас условен стал герой,
Мы любим тех, что в черных масках,
А он с сопливой детворой
Зимой катался на салазках.
И не носил он тех волос,
Что льют успех на женщин томных, -
Он с лысиною, как поднос,
Глядел скромней из самых скромных.
Застенчивый, простой и милый,
Он вроде сфинкса предо мной.
Я не пойму, какою силой
Сумел потрясть он шар земной?
Но он потряс...
Шуми и вей!
Крути свирепей, непогода,
Смывай с несчастного народа
Позор острогов и церквей.
. . . . . . . . . . . . . . .

Была пора жестоких лет,
Нас пестовали злые лапы.
На поприще крестьянских бед
Цвели имперские сатрапы.
. . . . . . . . . . . . . . .

Монархия!  Зловещий смрад!
Веками шли пиры за пиром,
И продал власть аристократ
Промышленникам и банкирам.
Народ стонал, и в эту жуть
Страна ждала кого-нибудь...
И он пришел.
. . . . . . . . . . . . . . . .

Он мощным словом
Повел нас всех к истокам новым.
Он нам сказал:  "Чтоб кончить муки,
Берите все в рабочьи руки.
Для вас спасенья больше нет -
Как ваша власть и ваш Совет".
. . . . . . . . . . . . . . . . .

И мы пошли под визг метели,
Куда глаза его глядели:
Пошли туда, где видел он
Освобожденье всех племен...
. . . . . . . . . . . . . . . . .

И вот он умер...
Плач досаден.
Не славят музы голос бед.
Из меднолающих громадин
Салют последний даден, даден.
Того, кто спас нас, больше нет.
Его уж нет, а те, кто вживе,
А те, кого оставил он,
Страну в бушующем разливе
Должны заковывать в бетон.

Для них не скажешь:
"Л е н и н  _ умер!"
Их смерть к тоске не привела.
. . . . . . . . . . . . . . . . .

Еще суровей и угрюмей
Они творят его дела...

1924

50

"Не в моего ты бога верила,
Россия, родина моя!
Ты, как колдунья, дали мерила,
И был, как пасынок твой, я"

Сергей Александрович Есенин
Годы жизни: 1895-1925

http://s4.uploads.ru/t/8JjSl.jpg
http://s5.uploads.ru/t/FJEyu.jpg

Хорошие сайты о Сергее Александровиче Есенине
http://esenin.niv.ru/
http://www.museum-esenin.ru/


Вы здесь » О родной стране, о России - RUSSIA » Наша РОДИНА - Р О С С И Я » ЕСЕНИН Сергей Александрович