О родной стране, о России - RUSSIA

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » О родной стране, о России - RUSSIA » Наша РОДИНА - Р О С С И Я » ЕСЕНИН Сергей Александрович


ЕСЕНИН Сергей Александрович

Сообщений 31 страница 40 из 50

31

В том краю, где жёлтая крапива


В том краю, где жёлтая крапива
    И сухой плетень,
Приютились к вербам сиротливо
    Избы деревень.

Там в полях, за синей гущей лога,
    В зелени озер,
Пролегла песчаная дорога
    До сибирских гор.

Затерялась Русь в Мордве и Чуди,
    Нипочем ей страх.
И идут по той дороге люди,
    Люди в кандалах.

Все они убийцы или воры,
    Как судил им рок.
Полюбил я грустные их взоры
    С впадинами щек.

Много зла от радости в убийцах,
    Их сердца просты,
Но кривятся в почернелых лицах
    Голубые рты.

Я одну мечту, скрывая, нежу,
    Что я сердцем чист.
Но и я кого-нибудь зарежу
    Под осенний свист.

И меня по ветряному свею,
    По тому ль песку,
Поведут с веревкою на шее
    Полюбить тоску.

И когда с улыбкой мимоходом
    Распрямлю я грудь,
Языком залижет непогода
    Прожитой мой путь.

Сергей Есенин
1915

32

Автобиография от 14 мая 1922 г.

   
  Я сын крестьянина. Родился в 1895 году 21 сентября в Рязанской губернии. Рязанского уезда. Кузьминской волости.
   С двух лет, по бедности отца и многочисленности семейства, был отдан на воспитание довольно зажиточному деду по матери, у которого было трое взрослых неженатых сыновей, с которыми протекло почти все мое детство. Дядья мои были ребята озорные и отчаянные. Трех с половиной лет они посадили меня на лошадь без седла и сразу пустили в галоп. Я помню, что очумел и очень крепко держался за холку.
   Потом меня учили плавать. Один дядя (дядя Саша) брал меня в лодку, отъезжал от берега, снимал с меня белье и, как щенка, бросал в воду. Я неумело и испуганно плескал руками, и, пока не захлебывался, он все кричал: "Эх, стерва! Ну куда ты годишься?" "Стерва" у него было слово ласкательное. После, лет восьми, другому дяде я часто заменял охотничью собаку, плавая по озерам за подстреленными утками. Очень хорошо я был выучен лазить по деревьям. Из мальчишек со мной никто не мог тягаться. Многим, кому грачи в полдень после пахоты мешали спать, я снимал гнезда с берез, по гривеннику за штуку. Один раз сорвался, но очень удачно, оцарапав только лицо и живот да разбив кувшин молока, который нес на косьбу деду.
   Среди мальчишек я всегда был коноводом и большим драчуном и ходил всегда в царапинах. За озорство меня ругала только одна бабка, а дедушка иногда сам подзадоривал на кулачную и часто говорил бабке: "Ты у меня, дура, его не трожь. Он так будет крепче".
Бабушка любила меня изо всей мочи, и нежности ее не было границ. По субботам меня мыли, стригли ногти и гарным маслом гофрили голову, потому что ни один гребень не брал кудрявых волос. Но и масло мало помогало. Всегда я орал благим матом и даже теперь  какое-то неприятное чувство имею к субботе.
   По воскресеньям меня всегда посылали к обедне и. чтобы проверить, что я был за обедней, давали 4 копейки. Две копейки за просфору и две за выемку частей священнику. Я покупал просфору и вместо священника делал на ней перочинным ножом три знака, а на Другие две копейки шел на кладбище играть с ребятами в свинчатку.
   Так протекало мое детство. Когда же я подрос, из меня очень захотели сделать сельского учителя, и потому отдали в закрытую церковно-учительскую школу, окончив которую, шестнадцати лет, я должен был поступить в Московский учительский институт. К счастью, этого не случилось. Методика и дидактика мне настолько осточертели, что я и слушать не захотел.
   Стихи я начал писать рано, лет девяти, но сознательное творчество отношу к 16-17 годам. Некоторые стихи этих лет помещены в "Радунице".
   Восемнадцати лет я был удивлен, разослав свои стихи по журналам, тем, что их не печатают, и неожиданно грянул в Петербург. Там меня приняли весьма радушно. Первый, кого я увидел, был Блок, второй - Городецкий. Когда я смотрел на Блока, с меня капал пот, потому что в первый раз видел живого поэта. Городецкий меня свел с Клюевым, о котором я раньше не слыхал ни слова. С Клюевым у нас завязалась, при всей нашей внутренней распре, большая дружба, которая продолжается и посейчас несмотря на то, что мы шесть лет друг друга не видели.
   Живет он сейчас в Вытегре, пишет мне, что ест хлеб с мякиной, запивая пустым кипятком и моля бога о непостыдной смерти.
За годы войны и революции судьба меня толкала из стороны в сторону. Россию я исколесил вдоль и поперек, от Северного Ледовитого океана до Черного и Каспийского моря, от Запада до Китая, Персии и Индии.
   Самое лучшее время в моей жизни считаю 1919 год. Тогда мы зиму прожили в 5 градусах комнатного холода. Дров у нас не было ни полена.
   В РКП я никогда не состоял, потому что чувствую себя гораздо левее.
   Любимый мой писатель - Гоголь.
   Книги моих стихов: "Радуница", "Голубень", "Преображение", "Сельский часослов", "Трерядница", "Исповедь хулигана" и "Пугачев".
   Сейчас работаю над большой вещью под названием "Страна негодяев".
   В России, когда там не было бумаги, я печатал свои стихи вместе с Кусиковым и Мариенгофом на стенах Страстного монастыря или читал просто где-нибудь на бульваре. Самые лучшие поклонники нашей поэзии проститутки и бандиты. С ними мы все в большой дружбе. Коммунисты нас не любят по недоразумению.
   За сим всем читателям моим нижайший привет и маленькое внимание к вывеске: "Просят не стрелять!"

   
14 мая 1922

33

Автобиография от 1923 г.

   
  Родился 1895 г. 4 октября. Сын крестьянина Рязанской губ., Рязанского уезда, села Константинова. Детство прошло среди полей и степей.
   Рос под призором бабки и деда.
   Бабка была религиозная, таскала меня по монастырям. Дома собирала всех увечных, которые поют по русским селам духовные стихи от "Лазаря" до "Миколы". Рос озорным и непослушным. Был драчун. Дед иногда сам заставлял драться, чтобы крепче был.
   Стихи начал слагать рано. Толчки давала бабка. Она рассказывала сказки. Некоторые сказки с плохими концами мне не нравились, и я их переделывал на свой лад. Стихи начал писать, подражая частушкам. В бога верил мало. В церковь ходить не любил. Дома это знали и, чтоб проверить меня, давали 4 копейки на просфору. которую я должен был носить в алтарь священнику на ритуал вынимания частей. Священник делал на просфоре 3 надреза и брал за это 2 копейки. Потом я научился делать эту процедуру сам перочинным ножом, а 2 коп. клал в карман и шел играть на кладбище к мальчишкам, играть в бабки. Один раз дед догадался. Был скандал. Я убежал в другое село к тетке и не показывался до той поры, пока не простили.
   Учился в закрытой учительской школе.
   Дома хотели, чтоб я был сельским учителем.
   Когда отвезли в школу, я страшно скучал по бабке и однажды убежал домой за 100 с лишним верст пешком.
   Дома выругали и отвезли обратно.
   После школы с 16 лет до 17 жил в селе. 17 лет уехал в Москву и поступил вольнослушателем в Университет Шанявского. 19 лет попал в Петербург проездом в Ревель к дяде. Зашел к Блоку, Блок свел с Городецким, а Городецкий с Клюевым. Стихи мои произвели большое впечатление.
   Все лучшие журналы того времени (1915) стали печатать меня, а осенью (1915) появилась моя первая книга "Радуница". О ней много писали. Все в один голос говорили, что я талант.
   Я знал это лучше других.
   За "Радуницей" я выпустил "Голубень", "Преображение", "Сельский часослов", "Ключи Марии", "Трерядницу", "Исповедь хулигана", "Пугачев". Скоро выйдет из печати "Страна негодяев" и "Москва кабацкая".
   Крайне индивидуален.
   Со всеми устоями на советской платформе.
   В 1916 году был призван на военную службу. При некотором покровительстве полковника Ломана, адъютанта императрицы, был представлен ко многим льготам. Жил в Царском недалеко от Разумника Иванова. По просьбе Ломана однажды читал стихи императрице. Она после прочтения моих стихов сказала, что стихи мои красивые, но очень грустные. Я ответил ей, что такова вся Россия. Ссылался на бедность, климат и проч.
   Революция застала меня на фронте в одном из дисциплинарных батальонов, куда угодил за то, что отказался написать стихи в честь царя. Отказывался, советуясь и ища поддержки в Иванове-Разумнике.
   В революцию покинул самовольно армию Керенского и, проживая дезертиром, работал с эсерами не как партийный, а как поэт.
При расколе партии пошел с левой группой и в октябре был в их боевой дружине.
   Вместе с советской властью покинул Петроград.
   В Москве 18 года встретился с Мариенгофом, Шершеневичем и Ивневым.
   Назревшая потребность в проведении в жизнь силы образа натолкнула нас на необходимость опубликования манифеста имажинистов. Мы были зачинателями новой полосы в эре искусства, и нам пришлось долго воевать.
   Во время нашей войны мы переименовывали улицы в свои имена и раскрасили Страстной монастырь в слова своих стихов.
   1919-1921 годы ездил по России: Мурман, Соловки, Архангельск, Туркестан, Киргизские степи, Кавказ, Персия, Украина и Крым.
   В 22 году вылетел на аэроплане в Кенигсберг. Объездил всю Европу и Северную Америку.
   Доволен больше всего тем, что вернулся в Советскую Россию.
   Что дальше - будет видно.

   
1923

34

Автобиография от 20 июня 1924 г.

     
  Я родился в 1895 году 21 сентября в селе Константинове Кузьминской волости, Рязанской губ. и Рязанского уез. Отец мой крестьянин Александр Никитич Есенин, мать Татьяна Федоровна.
   Детство провел у деда и бабки по матери в другой части села, которое наз. Матово.
   Первые мои воспоминания относятся к тому времени, когда мне было три-четыре года.
   Помню лес, большая канавистая дорога. Бабушка идет в Радовецкий монастырь, который от нас верстах в 40. Я, ухватившись за ее палку, еле волочу от усталости ноги, а бабушка все приговаривает: "Иди, иди, ягодка, бог счастье даст".
   Часто собирались у нас дома слепцы, странствующие по селам, пели духовные стихи о прекрасном рае, о Лазаре, о Миколе и о женихе, светлом госте из града неведомого.
   Нянька - старуха приживальщица, которая ухаживала за мной, рассказывала мне сказки, все те сказки, которые слушают и знают все крестьянские дети.
   Дедушка пел мне песни старые, такие тягучие, заунывные. По субботам и воскресным дням он рассказывал мне Библию и священную историю.
   Уличная же моя жизнь была непохожа на домашнюю. Сверстники мои были ребята озорные. С ними я лазил вместе по чужим огородам. Убегал дня на 2-3 в луга и питался вместе с пастухами рыбой, которую мы ловили в маленьких озерах, сначала замутив воду руками, или выводками утят.
   После, когда я возвращался, мне частенько влетало.
   В семье у нас был припадочный дядя, кроме бабки, деда и моей няньки.
   Он меня очень любил, и мы часто ездили с ним на Оку поить лошадей. Ночью луна при тихой погоде стоит стоймя в воде. Когда лошади пили, мне казалось, что они вот-вот выпьют луну, и радовался, когда она вместе с кругами отплывала от их ртов. Когда мне сравнялось 12 лет, меня отдали учиться из сельской земской школы в учительскую школу. Родные хотели, чтоб из меня вышел сельский учитель. Надежды их простирались до института, к счастью моему, в который я не попал.
   Стихи писать начал лет с 9, читать выучили в 5.
   Влияние на мое творчество в самом начале имели деревенские частушки. Период учебы не оставил на мне никаких следов, кроме крепкого знания церковнославянского языка. Это все, что я вынес.
   Остальным занимался сам под руководством некоего Клеменова. Он познакомил меня с новой литературой и объяснил, почему нужно кое в чем бояться классиков. Из поэтов мне больше всего нравился Лермонтов и Кольцов. Позднее я перешел к Пушкину.
   1913 г. я поступил вольнослушателем в Университет Шанявского. Пробыв там 1,5 года, должен был уехать обратно по материальным обстоятельствам в деревню.
   В это время у меня была написана книга стихов "Радуница" Я послал из них некоторые в петербургские журналы и, не получая ответа, поехал гуда сам. Приехал, отыскал Городецкого. Он встретил меня весьма радушно. Тогда на его квартире собирались почти все поэты. Обо мне заговорили, и меня начали печатать чуть ли не нарасхват.
   Печатался я: "Русская мысль", "Жизнь для всех", "Ежемесячный журнал" Миролюбова, "Северные записки" и т. д. Это было весной 1915 г. А осенью этого же года Клюев мне прислал телеграмму в деревню и просил меня приехать к нему.
   Он отыскал мне издателя М. В. Аверьянова, и через несколько месяцев вышла моя первая книга "Радуница". Вышла она в ноябре 1915 г. с пометкой 1916 г.
   В первую пору моего пребывания в Петербурге мне часто приходилось встречаться с Блоком, с Ивановым-Разумником. Позднее с Андреем Белым.
   Первый период революции встретил сочувственно, но больше стихийно, чем сознательно.
   1917 году произошла моя первая женитьба на 3. Н. Райх.
   1918 году я с ней расстался, и после этого началась моя скитальческая жизнь, как и всех россиян за период 1918-21 гг. За эти годы я был в Туркестане, на Кавказе, в Персии, в Крыму, в Бессарабии, в Оренбурских степях, на Мурманском побережье, в Архангельске и Соловках.
   1921 г. я женился на А. Дункан и уехал в Америку, предварительно исколесив всю Европу, кроме Испании.
   После заграницы я смотрел на страну свою и события по-другому.
   Наше едва остывшее кочевье мне не нравится. Мне нравится цивилизация. Но я очень не люблю Америки. Америка это тот смрад, где пропадает не только искусство. но и вообще лучшие порывы человечества. Если сегодня держат курс на Америку, то я готов тогда предпочесть наше серое небо и наш пейзаж: изба, немного вросла в землю, прясло, из прясла торчит огромная жердь, вдалеке машет хвостом на ветру тощая лошаденка. Это не то что небоскребы, которые дали пока что только Рокфеллера и Маккормика, но зато это то самое, что растило у нас Толстого, Достоевского, Пушкина, Лермонтова и др.
   Прежде всего я люблю выявление органического. Искусство для меня не затейливость узоров, а самое необходимое слово того языка, которым я хочу себя выразить.
   Поэтому основанное в 1919 году течение имажинизм, с одной стороны - мной, а с другой - Шершеневичем, хоть и повернуло формально русскую поэзию по другому руслу восприятия, но зато не дало никому еще права претендовать на талант. Сейчас я отрицаю всякие школы. Считаю, что поэт и не может держаться определенной какой-нибудь школы. Это его связывает по рукам и ногам. Только свободный художник может принести свободное слово.
   Вот и все то, короткое, схематичное, что касается моей биографии. Здесь не все сказано. Но я думаю, мне пока еще рано подводить какие-либо итоги себе. Жизнь моя и мое творчество еще впереди.

   
20 июня 1924

35

"О себе"       октябрь 1925 г.

     
  Родился в 1895 году, 21 сентября, в Рязанской губернии, Рязанского уезда, Кузьминской волости, в селе Константинове.

   С двух лет был отдан на воспитание довольно зажиточному деду по матери, у которого было трое взрослых неженатых сыновей, с которыми протекло почти все мое детство. Дядья мои были ребята озорные и отчаянные. Трех с половиной лет они посадили меня на лошадь без седла и сразу пустили в галоп. Я помню, что очумел и очень крепко держался за холку. Потом меня учили плавать. Один дядя (дядя Саша) брал меня в лодку, отъезжал от берега, снимал с меня белье и, как щенка, бросал в воду. Я неумело и испуганно плескал руками, и, пока не захлебывался, он все кричал: «Эх! Стерва! Ну куда ты годишься?..» «Стерва» у него было слово ласкательное. После, лет восьми, другому дяде я часто заменял охотничью собаку, плавал по озерам за подстреленными утками. Очень хорошо лазил по деревьям. Среди мальчишек всегда был коноводом и большим драчуном и ходил всегда в царапинах. За озорство меня ругала только одна бабка, а дедушка иногда сам подзадоривал на кулачную и часто говорил бабке: «Ты у меня, дура, его не трожь, он так будет крепче!» Бабушка любила меня из всей мочи, и нежности ее не было границ. По субботам меня мыли, стригли ногти и гарным маслом гофрили голову, потому что ни один гребень не брал кудрявых волос. Но и масле мало помогало. Всегда я орал благим матом и даже теперь какое-то неприятное чувство имею к субботе.
   Так протекло мое детство. Когда же я подрос, из меня очень захотели сделать сельского учителя и потому отдали в церковно-учительскую школу, окончив которую я должен был поступить в Московский учительский институт. К счастью, этого не случилось.
Стихи я начал писать рано, лет девяти, но сознательное творчество отношу к 16—17 годам. Некоторые стихи этих лет помещены в «Радунице».
   Восемнадцати лет я был удивлен, разослав свои стихи по журналам, тем, что их не печатают, и поехал в Петербург.
   Там меня приняли весьма радушно. Первый, кого я увидел, был Блок, второй — Городецкий. Когда я смотрел на Блока, с меня капал пот, потому что в первый раз видел живого поэта. Городецкий меня свел с Клюевым, о котором я раньше не слыхал ни слова. С Клюевым у нас завязалась при всей нашей внутренней распре большая дружба.
   В эти же годы я поступил в Университет Шанявского где пробыл всего 1 1/2 года, и снова уехал в деревню. В Университете я познакомился с поэтами Семеновским, Наседкиным, Колоколовым и Филипченко.
   Из поэтов-современников нравились мне больше всего Блок, Белый и Клюев. Белый дал мне много в смысле формы, а Блок и Клюев научили меня лиричности.
   В 1919 году я с рядом товарищей опубликовал манифест имажинизма. Имажинизм был формальной школой которую мы хотели утвердить. Но эта школа не имела под собой почвы и умерла сама собой, оставив правду за органическим образом.
   От многих моих религиозных стихов и поэм я бы с удовольствием отказался, но они имеют большое значения как путь поэта до революции.
   С восьми лет бабка таскала меня по разным монастырям, из-за нее у нас вечно ютились всякие странники и странницы. Распевались разные духовные стихи. Дед напротив. Был не дурак выпить. С его стороны устраивались вечные невенчанные свадьбы.
После, когда я ушел из деревни, мне долго пришлось разбираться в своем укладе.

   В годы революции был всецело на стороне Октября, но принимал все по-своему, с крестьянским уклоном.
   В смысле формального развития теперь меня тянет все больше к Пушкину.
   Что касается остальных автобиографических сведений,— они в моих стихах.

  Октябрь 1925

увеличить

увеличить

увеличить

36

Есенин Сергей Александрович (1895-1925)

     
   Родился Есенин в крестьянской семье. С 1904 по 1912 год учился в Константиновском земском училище и в Спас - Клепиковской школе. За это время им было написано более 30 стихотворений, составлен рукописный сборник “Больные думы” (1912), который он пытался опубликовать в Рязани. Русская деревня, природа средней полосы России, устное народное творчество, а главное - русская классическая литература оказали сильное влияние на формирование юного поэта, направляли его природный талант. Сам Есенин в разное время называл разные источники, питавшие его творчество: песни, частушки, сказки, духовные стихи, “Слово о полку Игореве”, поэзию Лермонтова, Кольцова, Никитина и Надсона. Позднее на него оказывали влияние Блок, Клюев, Белый, Гоголь, Пушкин.

    Из писем Есенина 1911 - 1913 годов вырисовывается сложная жизнь поэта. Все это нашло отражение в поэтическом мире его лирики 1910 - 1913 годов, когда им было написано более 60 стихотворений и поэм. Здесь выражена его любовь ко всему живому, к жизни, к родине (“Выткался на озере алый свет зари...”, “Дымом половодье...”, “Береза”, “Весенний вечер”, “Ночь”, “Восход солнца”, “Поет зима - аукает...”, “Звезды”, “Темная ноченька, не спится...” и др.)

    С первых же стихов в поэзию Есенина входят темы родины и революции. Поэтический мир становится более сложным, многомерным, значительное место в нем начинают занимать библейские образы, христианские мотивы.

    В 1915 году Есенин приезжает в Петроград, встречается с Блоком, который оценил “свежие, чистые, голосистые”, хотя “многословные” стихи “талантливого крестьянского поэта - самородка”, помог ему, познакомил с писателями и издателями.

    Есенин становится знаменитым, его приглашают на поэтические вечера и в литературные салоны.

    В начале 1916 года выходит первая книга “Радуница”, в которую входят стихи, написанные Есениным в 1910 - 1915 годах. Творчество поэта 1914 - 1917 годов сложно и противоречиво (“Микола”, “Егорий”, “Русь”, “Марфа Посадница”, “Ус”, “Исус - младенец”, “Голубень” и др.). Основой есенинского мироздания является изба со всеми ее атрибутами. Избы, окруженные дворами, огороженные плетнями и связанные друг с другом дорогой, образуют деревню. А деревня, ограниченная околицей, - это и есть есенинская Русь, которая отрезана от большого мира лесами и болотами.

    Герой лирики Есенина молится “дымящей земле”, “на алы зори”, “на копны и стога”, он поклоняется родине. Есенин позже признавался: “Моя лирика жива одной большой любовью, любовью к родине. Чувство родины - основное в моем творчестве”.

    В дореволюционном поэтическом мире Есенина Русь многолика: “задумчивая и нежная”, смиренная и буйственная, нищая и веселая, справляющая “праздники победные”. В стихотворении “Не в моего ты бога верила” (1916) поэт зовет Русь - “царевну сонную, находящуюся “на туманном берегу”, к “веселой вере”, которой теперь привержен он сам. В стихотворении “Тучи с ожереба...” (1916) поэт как будто предсказывает революцию - “преображение” России “через муки и крест” и гражданскую войну.

    Но поэт верил, что настанет такое время, когда все люди станут братьями. Отсюда стремление ко всеобщей гармонии, к единству всего сущего на земле. Поэтому один из основных законов мира Есенина - это всеобщий метаморфизм (что позже приведет поэта к имажинистам). Люди, животные, растения, стихии и предметы - все это, по Есенину, дети одной матери - природы. Он Очеловечивает природу. Первый сборник пленяет не только свежестью и лиризмом, живым ощущением природы, но и образной яркостью. Книга пропитана фольклорной поэтикой (песня, духовный стих), ее язык обнаруживает немало областных, местных слов и выражений, что тоже составляет одну из особенностей поэтического стиля Есенина.

    Во второй половине 1916 года поэт готовит новый стихотворный сборник “Голубень”. В новых стихах уже немало подлинных лирических шедевров, таковы его стихи и светлой, нежной любви, окрашенной в чувственные тона, - “Не бродить, не мять в кустах багряных” (1916), “Запели тесаные дроги” (1916). Но уже отчетливей проступают приметы другой - каторжной Руси, по которой бредут “люди в кандалах” (“В том краю, где желтая крапива” (1916), “Синее небо, цветная дуга” (1916). Меняется герой есенинской лирики - он то “нежный отрок”, “смиренный инок”, то “грешник”, “Бродяга и вор”, “разбойник с кистенем” и т.д. (“наша вера не погасла” (1915), “Разбойник” (1915), “Устал я жить в родном краю” (1916). Эта же двойственность определяет и образ “нежного хулигана” в стихах Есенина периода “Московской кабацкой” (1924).

    События 1917 года вызвали резкий перелом в творчестве поэта, ему казалось, что наступает эпоха великого духовного обновления, “преображения” жизни, переоценки всех ценностей. В это время он создает цикл из 10 небольших поэм; в них он воспевает “буйственную Русь” и славит “красное лето” (“Товарищ” (1917), “Певучий зов” (1917), “Отчарь” (1917), “Октоих” (1918), “Пришествие” (1918), “Преображение” (1918), “Иония” (1918), “Иорданская голубица” (1918).

    Весной 1918 года Есенин переехал из Петрограда в Москву. Там наконец - то выходит сборник “Голубень”, вобравший в себя стихи 1916 - 1917 годов. Затем поэт выпускает сборники стихотворений “Преображение” (1918), “Сельский часослов” (1918). В 1919 году вышла книга “Ключи Марии”, в которой Есенин сформулировал свой взгляд на искусство, его суть и цели. Эта работа была принята как манифест имажинистов, объединение которых произошло в 1918 - 1918 годах.

    Наиболее значительные произведения Есенина, принесшие ему славу одного из лучших поэтов, созданы в 1920 - е годы.

    Как всякий великий поэт, Есенин не бездумный певец своих чувств и переживаний, а поэт - философ. Как всякая поэзия, его лирика философична. Философская лирика - это стихи, в которых поэт говорит о вечных проблемах человеческого бытия, ведет поэтический диалог с человеком, природой, землей, Вселенной. Примером полного взаимопроникновения природы и человека может служить стихотворение “Зеленая прическа” (1918). Одно развивается в двух планах: березка - девушка. Читатель так и не узнает, о ком это стихотворение - о березке или о девушке. Потому что человек здесь уподоблен дереву - красавице русского леса, а она - человеку. Березка в русской поэзии - символ красоты, стройности, юности; она светла и целомудренна.

    Поэзией природы, мифологией древних славян проникнуты такие стихотворения 1918 года, как “Серебристая дорога...”, “Песни, песни о чем вы кричите?”, “Я покинул родимый дом...”, “Закружилась листва золотая...” и т.д.

    Поэзия Есенина последних, самых трагичных лет (1922 - 1925) отмечена стремлением к гармоническому мироощущению. Чаще всего в лирике ощущается глубокое осмысление себя и Вселенной (“Не жалею, не зову, не плачу...”, “Отговорила роща золотая...”, “Мы теперь уходим понемного...” и др.)

    Поэма ценностей в поэзии Есенина едина и неделима; в ней все взаимосвязано, все образует единую картину “родины любимой” во всем многообразии ее оттенков. Это и является высшим идеалом поэта.

Поэма “Анна Снегина” (1915) стала во многом итоговым произведением, в которой личная судьба поэта осмыслена с судьбой народной.

    Уйдя из жизни в 30 лет, Есенин оставил нам чудесное поэтическое наследство, и пока живет земля, Есенину - поэту суждено жить с нами и “воспевать всем существом в поэте шестую часть земли с названьем кратким “Русь”.

увеличить

увеличить

увеличить

37

ЕСЕНИН НА ВОЕННОЙ СЛУЖБЕ

     
   19 июля (1 августа по новому стилю) 1914 года началась первая мировая война. И уже через месяц в нее вступила Россия. Царская армия оказалась недостаточно подготовленной к боевым действиям и главным образом из-за нехватки вооружения. Солдаты, несмотря на храбрость и самоотверженность, сотнями гибли на поле боя.
   Для восполнения потерь повсеместно началась всеобщая мобилизация. Сергей Есенин, которому в октябре 1914 года исполнилось 19 лет, тоже подлежал призыву...
   Первое упоминание об этом содержится в его письме М. Бальзамовой от 24 апреля 1915 года из Петрограда: "В Рязани я буду 14 мая. Мне нужно на призыв..." Позднее, в июле того же года, он сообщил В. Чернявскому: "От военной службы меня до осени освободили. По глазам оставили. Сперва было совсем взяли..."
   Отсрочка Есенина от военной службы затянулась почти на год. В эти месяцы он активно входил в большую литературу: много писал, много печатался. В письме Николаю Клюеву он сообщил: "Стихи у меня в Питере прошли успешно. Из 60 взяли 51. Взяли "Северные записки", "Русская мысль", "Ежемесячный журнал" и другие..." Летом из родного Константинова Есенин писал Чернявскому: "Стихов я написал много. Принимаюсь за рассказы...". За это время Сергей Есенин познакомился с видными деятелями культуры Н. Клюевым, В. Юнгером, Н. Гумилевым, А. Ахматовой, В. Маяковским, М. Горьким, А. Бенуа, Ф. Сологубом, И. Репиным и другими.
   И вот - снова повестка о призыве. С тревогой сообщил Есенин об этом своим друзьям. Его ничуть не радовала перспектива попасть в действующую армию. В январе 1916 года один из его друзей, поэт Сергей Городецкий, обращается к полковнику Д. С. Ломану, уполномоченному по царскосельскому военно-санитарному поезду № 143, с просьбой устроить Есенина санитаром в поезд. Ломан внял просьбе Городецкого и 16 января направил в мобилизационный отдел Главного управления Генерального штаба ходатайство за № 56, в котором среди других призываемых в Царское Село санитаров была названа фамилия Есенина.
   Упоминание о призыве Есенина в царскосельский военно-санитарный поезд содержится в письме исполняющего должность начальник мобилизационного отдела Главного управления Генерального штаба генерал-лейтенанта Аверкиева начальнику штаба Петроградского военного округа от 11 февраля 1916 года. Там сообщается, что "последовало Высочайшее соизволение на зачисление в санитары, с оставлением на службе царскосельского имени Ее Императорского Величества военно-санитарного поезда № 143 группы нижних чинов". В списке названа фамилия "Есенина Сергея Александровича, крестьянина Рязанской губ. и уезда (родился 21 сентября 1895 года), подлежащего призыву в Петрограде".
   17 марта поэт побывал дома у литератора М. Мурашова, где оставил записку: "Дорогой Миша. Заходил и не застал тебя. Завтра призываюсь. Сергей".
   В судьбе Есенина при призыве его на военную службу принял активное участие и Николай Клюев.

   Он послал в Царское Село письмо, которое начинается словами: "Полковнику Ломану о песенном брате Сергее Есенине моление". В письме Клюев ПРОСИТ "похлопотать о вызове Есенина в поезд вскорости". В ответ он получил "Уведомление" о зачислении Сергея Есенина в царскосельский полевой военно-санитарный поезд № 143.
   В середине апреля Есенин еще находился в Петрограде. Об этом свидетельствует его выступление в Тенишевском училище (Моховая улица, 33-35) в концерте на вечере современной поэзии и музыки 15 апреля. Кроме него, на вечере выступили Александр Блок, Осип Мандельштам, Анна Ахматова, Николай Клюев и другие.
   Служба Есенина в Царском Селе началась 20 апреля 1916 года, когда он прибыл сюда из Петрограда. Через несколько дней, его фамилия была названа среди лиц, зачисленных в поезд. Военно-санитарный поезд, куда Есенина определили санитаром, был необычным - ему покровительствовала сама Императрица Мария Федоровна. Официально он назывался "Полевой царскосельский военно-санитарный поезд № 143 Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны".
   По воспоминаниям Ю. Д. Ломана, сына полковника Ломана: "Военно-санитарный поезд состоял из двадцати одного пульмановского вагона. Он был необычайно комфортабелен: синие вагоны с белыми крышами выглядели очень нарядно. Правда, после налета австрийской авиации крыши были перекрашены в защитный цвет".
   Есенину была выдана обычная солдатская форма: на погонах вензель из букв АФ, а ниже него - буквы ЦВСП и цифра 143. Своим уполномоченным по поезду.
   Императрица назначила полковника Дмитрия Николаевича Ломана. Он занимался формированием поезда и отвечал за всю его работу. Есенин приказом по поезду был назначен санитаром в шестой вагон. Работа санитаров была не из легких. В их обязанности входило: поддержание чистоты и порядка в вагoнax, переноска на носилках тяжелораненых и больных и размещение их в вагонах, погрузка и выгрузка имущества, получение продуктов, раздача пищи и многое другое.
   Первая поездка Есенина к линии фронта в составе поезда № 143 началась 27 апреля 1916 года. Сохранились приказы по поезду. Маршрут был таким: Царское Село - Петроград - Москва - Белгород - Мелитополь - Полтава - Киев - Ровно - Шепетовка, и обратно: Гомель - Орша - Петроград - Царское Село.

          По дороге на юг 7 мая поезд остановился в Киеве. Всех санитаров, в том числе и Есенина, отправили в Киево-Печерскую лавру на всенощную. А по ходу движения священником , поезда протоиереем В. Кузьминским были отслужены молебны и божественные литургии. 16 мая поезд был в Петрограде, а 17-го вернулся в Царское Село, куда доставил на лечение 277 раненых офицеров и "нижних чинов".
   Всего 11 дней поезд находился в Царском Селе. Эти дни нужны были для отдыха персонала, переформирования вагонов и их дезинфекции.
     28 мая поезд отправился в следующую поездку по несколько измененному маршруту: Царское Село - Петроград - Москва - Курск - Конотоп - Киев- Шепетовка - Киев - Могилев - Тула - Царское Село.
     В Центральном государственном архиве литературы и искусства хранится рукопись поэмы Есенина "Русь", где есть авторская дата: "31 мая 1916 г. У Конотопа". Действительно, в этот день военно-санитарный поезд находился в Конотопе, о чем свидетельствует приказ № 152. Очевидно, что настроение, отраженное в поэме, было созвучно тем событиям, которые происходили во время военной службы Есенина. Судьбы простых людей, которые всколыхнула война, были до боли близки поэту.
      Вторая поездка в составе поезда № 143 стала для него последней. В день приезда поезда 15 июня Есенину был выписан "Увольнительный билет" в Рязань сроком на 15 дней. Как вспоминала его старшая сестра Екатерина, он приехал домой "худой, остриженный наголо". Екатерина Александровна Есенина написала и о рассказах брата о его службе. "Много тяжелых и смешных случаев с ранеными, рассказал он. Ему приходилось бывать и в операционной..." В эти дни Есенин написал в Константинове стихотворение "Я снова здесь, в семье родной...".
      30 июня поэт вернулся в Царское Село, в Феодоровский городок, где продолжил службу. Полковник Ломан устроил его в канцелярию поезда. Одновременно поэт должен был исполнять обязанности санитара в царскосельском лазарете № 17. Поселили Есенина в доме "для низших служителей". Это здание сохранилось до наших дней, но состояние его сейчас плачевное, требуется срочный капитальный ремонт.
     По дороге на юг 7 мая поезд остановился в Киеве. Всех санитаров, в том числе и Есенина, отправили в Киево-Печерскую лавру на всенощную. А по ходу движения священником , поезда протоиереем В. Кузьминским были отслужены молебны и божественные литургии. 16 мая поезд был в Петрограде, а 17-го вернулся в Царское Село, куда доставил на лечение 277 раненых офицеров и "нижних чинов".
   Всего 11 дней поезд находился в Царском Селе. Эти дни нужны были для отдыха персонала, переформирования вагонов и их дезинфекции.     28 мая поезд отправился в следующую поездку по несколько измененному маршруту: Царское Село - Петроград - Москва - Курск - Конотоп - Киев- Шепетовка - Киев - Могилев - Тула - Царское Село.
   В Центральном государственном архиве литературы и искусства хранится рукопись поэмы Есенина "Русь", где есть авторская дата: "31 мая 1916 г. У Конотопа". Действительно, в этот день военно-санитарный поезд находился в Конотопе, о чем свидетельствует приказ № 152. Очевидно, что настроение, отраженное в поэме, было созвучно тем событиям, которые происходили во время военной службы Есенина. Судьбы простых людей, которые всколыхнула война, были до боли близки поэту.
   Вторая поездка в составе поезда № 143 стала для него последней. В день приезда поезда 15 июня Есенину был выписан "Увольнительный билет" в Рязань сроком на 15 дней. Как вспоминала его старшая сестра Екатерина, он приехал домой "худой, остриженный наголо". Екатерина Александровна Есенина написала и о рассказах брата о его службе. "Много тяжелых и смешных случаев с ранеными, рассказал он. Ему приходилось бывать и в операционной..." В эти дни Есенин написал в Константинове стихотворение "Я снова здесь, в семье родной...".
   30 июня поэт вернулся в Царское Село, в Феодоровский городок, где продолжил службу. Полковник Ломан устроил его в канцелярию поезда. Одновременно поэт должен был исполнять обязанности санитара в царскосельском лазарете № 17. Поселили Есенина в доме "для низших служителей". Это здание сохранилось до наших дней, но состояние его сейчас плачевное, требуется срочный капитальный ремонт.

   Служба в канцелярии поезда и в лазарете была, конечно, легче физически, но тоже требовала определенной воинской дисциплины. Есенин успешно справлялся со всеми своими обязанностями, хотя в письмах из Царского Села иногда жаловался на трудности службы. Конечно, надо учитывать то, что он был поэтом, и это было главным делом в его жизни. Находясь на воинской службе, он писал стихи, готовил к печати второй сборник своих стихотворений "Голубень" (вышел в Петрограде в мае 1918 года).
   Полковник Ломан, высоко ценивший Есенина - поэта, неоднократно привлекал его к выступлениям на концертах для раненых в лазаретах и в Трапезной палате Феодоровского городка. О выступлении Есенина 22 июля 1916 года перед Императрицей и членами царской семьи уже было рассказано в "Морской газете" (15 апреля 1995 г.) Д. Н. Ломан не только приглашал Есенина выступать на вечерах, но и предложил ему и Николаю Клюеву написать книгу стихотворений, в которых отразились бы и культурная миссия Феодоровского Государева собора, и деятельность "Общества возрождения художественной Руси", и, главное, императорская фамилия. Но поэты отказались от этого предложения, объяснив, что недостаточно знакомы со всеми этими темами.
   И вот наступил 1917 год. Есенин продолжал нести службу в лазарете и канцелярии поезда. Ему предоставляли определенные льготы - он ездил в Петроград в увольнение. В последний раз Есенин выступил 19 января с чтением стихов в Трапезной палате Феодоровского городка на обеде в честь членов "Общества возрождения художественной Руси".
   И, тем не менее, служба оставалась службой. Накануне Февральской революции Есенин получил командировочное предписание в г. Могилев в распоряжение командира 2-го батальона Сводного пехотного полка. Однако уклонился от этой поездки. Оставаясь в Петрограде, он встретил свержение самодержавия.
   17 марта 1917 года в. Воинскую комиссию при Государственной думе поступил документ: "Ввиду сокращения штата при Полевом военно-санитарном поезде № 143, препровождаю в распоряжение Воинской комиссии ратника Сергея Есенина". Есенину на руки был выдан аттестат, в котором значилось: "По указу Временного правительства дан сей от Полевого военно-санитарного поезда № 143 рядовому Сергею Есенину, откомандированному в распоряжение Воинской комиссии ПРИ Государственной думе в том, что он удовлетворен при сем поезде провиантским, приварочным и чайным довольствием от 17 сего марта, мылом и табаком не удовлетворялся, что подписью с приложением казенной печати и удостоверяется".
   Известен и последний документ, связанный с военной службой Сергея Есенина. Это аттестат, выданный ему 20 марта 1917 года (№ 204). В нем, в частности, говорится, что "...возложенные на него обязанности... по 17 марта 1917 года исполнялись им честно и добросовестно, и в настоящее время препятствий к поступлению Есенина в школу прапорщиков не встречается".
   Однако в обстановке раскрепощения и всеобщего революционного подъема Есенин посчитал, и вероятно справедливо, что учиться ему на прапорщика ни к чему. Он посчитал себя свободным от воинской службы. Об этом Есенин позднее написал в одной из своих автобиографий: "В революцию покинул самовольно армию Керенского и, проживая дезертиром, работал с эсерами не как партийный, а как поэт..." В 1925 году свои настроения 1917 года Есенин ЯРКО отобразил в поэме "Анна Онегина".
   Военная служба Есенина с момента призыва продолжалась почти год: с 25 марта 1916 года по 20 марта 1917-го. А в Феодоровском городке Царского Села он служил с 20 апреля 1916 года по 20 марта 1917 года.
   И, хотя во время военной службы Сергеем Есениным было написано сравнительно мало стихотворений, этот год не был для него потерянным. Он дал поэту немалый жизненный опыт и стал еще одной ступенькой в его дальнейшем творческом росте.

увеличить

увеличить

38

Творчество Сергея Есенина

     
     Творчество Сергея Есенина, неповторимо яркое и глубокое, ныне прочно вошло в нашу литературу и пользуется огромным успехом у многочисленного читателя. Стихи поэта полны сердечной теплоты и искренности, страстной любви к беспредельным просторам родных полей, "неисчерпаемую печаль" которых умел он так эмоционально и так звонко передать.
     В нашу литературу Сергей Есенин вошёл как выдающийся лирик. Именно в лирике выражено всё, что составляет душу есенинского творчества. В ней полнокровная, искрящаяся радость юноши, заново открывающего удивительный мир, тонко чувствующего полноту земной прелести, и глубокая трагедия человека, слишком долго остававшегося в "узком промежутке" старых чувств и воззрений. И, если в лучших стихотворениях Сергея Есенина - "половодье" самых сокровенных, самых интимных человеческих чувств, они до  краёв наполнены свежестью картин родной природы, то в других его произведениях - отчаяние, тлен, безысходная грусть. Сергей Есенин прежде всего - певец Руси, и в его стихах, по-русски искренних и откровенных, мы ощущаем биение беспокойного  нежного сердца. В них "русский дух", в них "Русью пахнет". Они впитали в себя великие традиции национальной поэзии, традиции Пушкина, Некрасова, Блока.
     Даже в любовной лирике Есенина тема любви сливается с темой Родины. Автор "Персидских мотивов" убеждается в непрочности безмятежного счастья  вдали от родного края. И главной героиней цикла становится далёкая Россия:"Как бы ни был красив Шираз, он не лучше рязанских раздолий". С радостью и горячим сочувствием встретил Есенин  Октябрьскую революцию. Вместе с Блоком, Маяковским он без колебаний встал на её сторону. Произведения, написанные Есениным в то время ("Преображение", "Инония", "Небесный барабанщик"), проникнуты бунтарскими настроениями. Поэт захвачен бурей революции, её величием и рвётся к новому, к будущему. В одном из произведений Есенин восклицал: "Мать моя - родина, я - большевик!" Но Есенин, как он сам писал, воспринял революцию по-своему, "с крестьянским уклоном", "больше стихийно, чем сознательно". Это наложило особый отпечаток на творчество поэта и во многом предопределило его дальнейший путь. Характерны были представления поэта о цели революции, о будущем, о социализме. В поэме "Инония" он рисует будущее как некое идиллическое царство крестьянского благополучия, социализм кажется ему блаженным "мужицким раем". Такие представления сказались и в  других произведениях Есенина того времени:

Вижу вас, злачные нивы,
С стадом буланых коней.
С дудкой пастушеской в ивах
Бродит апостол Андрей.

     Но фантастическим видениям мужицкой Инонии, естественно, не суждено было сбыться. Революцию возглавлял пролетариат, деревню вёл за собой город. "Ведь идёт совершенно не тот социализм, о котором я думал", - заявляет Есенин в одном из писем того времени. Есенин начинает проклинать "железного гостя", несущего гибель патриархальному деревенскому укладу, и оплакивать старую, уходящую "деревянную Русь". Этим и объясняется противоречивость поэзии Есенина, прошедшего сложный путь от певца патриархальной, нищей, обездоленной России до певца России социалистической, России ленинской. После поездки Есенина за границу и на Кавказ в жизни и творчестве поэта происходит перелом и обозначается новый период. Она заставляет его крепче и сильнее полюбить своё социалистическое отечество и по-иному оценить всё, что в нём происходит."...Я ещё больше влюбился в коммунистическое строительство", - писал Есенин по возвращении на родину в очерке "Железный Миргород". Уже в цикле "Любовь хулигана", написанном сразу же по приезде из-за границы, настроения потерянности и безысходности сменяются надеждой на счастье, верой в любовь и будущее. Прекрасное стихотворение "Заметался пожар голубой...", полное самоосуждения, чистой и нежной любви, даёт ясное представление о новых мотивах в лирике Есенина:

Заметался пожар голубой,
Позабылись родимые дали.
В первый раз я запел про любовь,
В первый раз отрекаюсь скандалить.
Был я весь - как запущенный сад,
Был на женщин и зелие падкий.
Разонравилось петь и плясать
И терять свою жизнь без оглядки.

    Творчество Есенина - одна из ярких, глубоко волнующих страниц истории русской литературы. Отошла в прошлое эпоха Есенина, но его поэзия продолжает жить, пробуждая чувство любви к  родимому краю, ко всему близкому и разному. Нас волнует искренность и одухотворённость поэта, для которого самым дорогим  на всей планете была Русь.

увеличить

увеличить

39

Путь поэта

   
Ранние духовные впечатления Сергея Есенина оформляются в атмосфере глубокого народного православия. В то же время воспитывала поэта и улица, давая выход озорству, неуравновешенности его характера.
    Учится в Константиновском земском четырехгодичном училище (1904—1909), затем в Спас-Клепиковской закрытой церковно-учительской школе (1909— 1912) и на историко-философском отделении Московского городского Народного университета им. А. Л. Шанявского (1913—1914), который не окончил.
    Первые поэтические опыты пробуждаются рано. Некоторое время в юности он сочинял, по собственному признанию, "только духовные стихи" и лишь по просьбе школьных товарищей решил "попробовать себя в стихах другого рода". Подготовленный летом 1912 г. сб. юношеских стихов "Больные думы" остался при жизни поэта неопубликованным.
    С августа 1912 г. живет в Москве, работая сначала в лавке у купца (где и отец — приказчиком), а затем в типографии И. Д. Сытина. Здесь в конце 1913 г. сближается с Суриковским литературно-музыкальным кружком и, став вскоре его членом, избирается в редакционную комиссию. С 1914 г. публикует стихи в детских журналах "Мирок", "Проталинка", "Доброе утро". Неудовлетворенный своим "московским" вхождением в литературу, приезжает 9 марта 1915 г. в Петроград. Здесь почти сразу же получает высокую оценку со стороны поэтов столичной элиты: А. Блока, 3. Гиппиус, С. Городецкого. Его стихи появляются во множестве столичных журналов, осенью 1915 г. он входит в литературную группу "Краса" и литературно-художественное общество "Страда", ставшие первым символическим объединением поэтов, по определению Есенина, "крестьянской купницы" (новокрестьянских).
    В первой половине 1916 г. Есенин призывается в армию, но благодаря хлопотам друзей получает назначение ("с высочайшего соизволения") санитаром в Царскосельский военно-санитарный поезд № 143 Ее Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны, что позволяет ему беспрепятственно посещать литературные салоны, бывать на приемах у меценатов, выступать на концертах.
    На одном из концертов в лазарете, к которому он был прикомандирован (здесь же несли службу сестер милосердия императрица и царевны), происходит его встреча с царской семьей. Тогда же вместе с Н. Клюевым они выступают, одетые в древнерусские костюмы, сшитые по эскизам В. Васнецова, на вечерах "Общества возрождения художественной Руси" при Феодоровском городке в Царском Селе, а также приглашаются в Москве к великой княгине Елизавете.
    В начале 1916 г. выходит первая книга Есенин "Радуница". В 1918 г. в Петрограде выходит вторая книга стихов Есенина "Голубень", подтвердившая талант Есенин как самобытного поэта крестьянской России.
    Живая поэзия Есенин воплощает красоту мира во всех ее проявлениях. Есенину был присущ феноменальный дар тонко воспринимать едва ощутимые состояния и неуловимо ускользающие мгновения бытия природы.
    Поэт слышал и "звон надломленной осоки", и то, как "нежно охает ячменная солома, свисая с губ кивающих коров".
    Образами природы у Есенина пронизана и любовная лирика. Женские образы в его поэзии кажутся прямым порождением мира идеального и мечты и тем не менее обладают чертами соблазнительной земной, полнокровной жизни. Таково, например, стихотворение "Не бродить, не мять в кустах багряных..." (1916); неземная красота его героини созвучна лучшим образцам классической любовной лирики.
    Начиная с 1917 г. путь Есенина становится все более противоречивым. Во вневременный, гармонически цельный мир есенинской Руси вторгается теперь история. Об этом говорят уже сами заглавия новых книг поэта: "Преображение" (1918), "Пугачев" (1922), "Песнь о великом походе" (1925), "Русь советская" (1925). И лирика, и образ лирического героя, и сам облик поэта резко меняются, приходит поэзия "бунта".
    Есенин принимает участие в двух сборниках "Скифы" (1917, второй помечен 1918 г.), выпущенных ориентирующейся на левых эсеров одноименной литературной группой, вдохновляемой идеологом мистического, мессианского социализма Р. В. Ивановым-Разумником. Есенин и Н. Клюев превозносятся им как поэты-пророки "России будущего". В стихах Есенина появляется мотив вызова старой патриархальной России (поэма "Инония", 1918). Есенин отказывается от Христа, проклинает Китеж и Радонеж — как символы святой Руси и грозится "выщипать" Богу бороду и "вылизать" на иконах "Лики мучеников и святых".
    В 1919 г. Есенин — один из создателей (вместе с А. Мариенгофом, В. Шершеневичем и Р. Ивневым) русского имажинизма, целью которого для него было не только "проведение в жизнь силы образа", но и отдаление от патриархальной России, от клюевского "избяного космоса" и сближение с урбанистическим миром, с полной морально-нравственной раскрепощенностью "цивилизованного" человека. Прельщала в имажинизме Есенина и возможность заявить о своем "европеизме", освободиться от сковывающего его амплуа "пастушеского" поэта. Есенин вступает в полосу своего продолжавшегося до последних дней богемного существования. Женившись в 1922 г. на знаменитой американской танцовщице Айседоре Дункан, он затем более года проводит с нею в турне по Европе и Америке.
    Последние годы жизни Есенин были отмечены трагическими противоречиями. Высвобождение из-под власти патриархальной Руси и сближение с цивилизованным миром не только не обогатило, но нанесло немало жесточайших ран самочувствию поэта. В 1924— 1925 гг. он создает такие шедевры, как книга стихов "Москва кабацкая" (1924), поэма "Черный человек" (1925). И все же в борьбе власти против "старой", исконной России с ее прежде всего "пахотной идеологией" Есенин решительно встал на сторону последней. В его поэзии присутствует сочувствие разгромленному повстанческому крестьянскому движению, с одной стороны, и скрытое сопротивление, страх перед бездуховностью, перед насилием — с другой: "Сорокоуст", "Мир таинственный, мир мой древний..." (1921); то же самое в драматических поэмах "Пугачев" и "Страна негодяев" (1922—1923). Попытка поэта приглядеться к "новизне" послереволюционной деревни утешительных результатов не приносит ("Возвращение на родину", 1924). На родине он только и видит что взметнувшуюся "колокольню без креста", в избе выброшенные с божничной полки сестрами-комсомолками иконы, вместо которых "на стенке календарный Ленин".
    В последний период жизни Есенин сознательно отдаляется от деревни — как от чуждой ему советской "нови".
    Он так и уходит из жизни с поэтическим взором, более обращенным в свой внутренний мир, нежели во внешнюю действительность. Все настойчивее звучит в его поэзии тема приближающейся смерти.

    Жизнь Есенин трагически оборвалась в Ленинграде, в гостинице "Англетер" при невыясненных обстоятельствах.
Похоронен поэт в Москве на Ваганьковском кладбище.

увеличить

увеличить

40

Разные периоды его Жизни...

     
Есенин Сергей Александрович (1895-1925), русский поэт.

С первых сборников ("Радуница", 1916; "Сельский часослов", 1918) выступил как тонкий лирик, мастер глубоко психологизированного пейзажа, певец крестьянской Руси, знаток народного языка и народной души. В 1919-23 входил в группу имажинистов (см. Имажинизм). Трагическое мироощущение, душевное смятение выражены в циклах "Кобыльи корабли" (1920), "Москва кабацкая" (1924), поэме "Черный человек" (1925). В поэме "Баллада о двадцати шести" (1924), посвященной бакинским комиссарам, сборнике "Русь Советская" (1925), поэме "Анна Снегина" (1925) Есенин стремился постигнуть "коммуной вздыбленную Русь", хотя продолжал чувствовать себя поэтом "Руси уходящей", "золотой бревенчатой избы". Драматическая поэма "Пугачев" (1921). В состоянии депрессии покончил жизнь самоубийством.

* * *

ЕСЕНИН Сергей Александрович [21 сентября (3 октября) 1895, с. Константиново Рязанской губернии 28 декабря 1925, Ленинград], русский поэт.

Детство. Юность

Родился в крестьянской семье, ребенком жил в семье деда. Среди первых впечатлений Есенина духовные стихи, распевавшиеся странствующими слепцами, и бабушкины сказки. С отличием закончив Константиновское четырехклассное училище (1909), он продолжил обучение в Спас-Клепиковской учительской школе (1909-12), из которой вышел "учителем школы грамоты". Летом 1912 Есенин переехал в Москву, некоторое время служил в мясной лавке, где приказчиком работал его отец. После конфликта с отцом ушел из лавки, работал в книгоиздательстве, затем в типографии И. Д. Сытина; в этот период он примкнул к революционно настроенным рабочим и оказался под надзором полиции. В это же время Есенин занимается на историко-философском отделении университета Шанявского (1913-15).

Литературный дебют. Успех

С детства слагавший стихи (в основном в подражание А. В. Кольцову, И. С. Никитину, С. Д. Дрожжину), Есенин обретает единомышленников в "Суриковском литературно-музыкальном кружке", членом которого он становится в 1912. Печататься начинает в 1914 в московских детских журналах (дебют стихотворение "Береза").

Весной 1915 Есенин приезжает в Петроград, где знакомится с А. А. Блоком, С. М. Городецким, А. М. Ремизовым и др., сближается с Н. А. Клюевым, оказавшим на него значительное влияние. Их совместные выступления со стихами и частушками, стилизованными под "крестьянскую", "народную" манеру (Есенин являлся публике златокудрым молодцем в расшитой рубашке и сафьяновых сапожках), имели большой успех.

"Радуница"

Первый сборник стихов Есенина "Радуница" (1916) восторженно приветствуется критикой, обнаружившей в нем свежую струю, отмечавшей юную непосредственность и природный вкус автора. В стихах "Радуницы" и последующих сборников ("Голубень", "Преображение", "Сельский часослов", все 1918, и др.) складывается особый есенинский "антропоморфизм": животные, растения, явления природы и пр. очеловечиваются поэтом, образуя вместе с людьми, связанными корнями и всем своим естеством с природой, гармоничный, целостный, прекрасный мир. На стыке христианской образности, языческой символики и фольклорной стилистики рождаются окрашенные тонким восприятием природы картины есенинской Руси, где все: топящаяся печка и собачий закут, некошеный сенокос и болотные топи, гомон косарей и храп табуна становится объектом благоговейного, почти религиозного чувства поэта ("Я молюсь на алы зори, Причащаюсь у ручья").

Революция

В начале 1918 Есенин переезжает в Москву. С воодушевлением встретив революцию, он пишет несколько небольших поэм ("Иорданская голубица", "Инония", "Небесный барабанщик", все 1918, и др.), проникнутых радостным предчувствием "преображения" жизни. Богоборческие настроения сочетаются в них с библейской образностью для обозначения масштаба и значимости происходящих событий. Есенин воспевая новую действительность и ее героев пытался соответствовать времени ("Кантата", 1919). В более поздние годы им были написаны "Песнь о великом походе", 1924, "Капитан земли", 1925, и др.). Размышляя, "куда несет нас рок событий", поэт обращается к истории (драматическая поэма "Пугачев", 1921).

Имажинизм

Поиски в сфере образности сближают Есенина с А. Б. Мариенгофом, В. Г. Шершеневичем, Р. Ивневым, в начале 1919 они объединяются в группу имажинистов (см. Имажинизм); Есенин становится завсегдатаем "Стойла Пегаса" литературного кафе имажинистов у Никитских ворот в Москве. Однако поэт лишь отчасти разделял их платформу стремление очистить форму от "пыли содержания". Его эстетические интересы обращены к патриархальному деревенскому укладу, народному творчеству духовной первооснове художественного образа (трактат "Ключи Марии", 1919). Уже в 1921 Есенин выступает в печати с критикой "шутовского кривляния ради самого кривляния" "собратьев"-имажинистов. Постепенно из его лирики уходят вычурные метафоры.

"Москва кабацкая"

В начале 1920-х гг. в стихах Есенина появляются мотивы "развороченного бурей быта" (в 1920 распался длившийся около трех лет брак с З. Н. Райх), пьяной удали, сменяющейся надрывной тоской. Поэт предстает хулиганом, скандалистом, пропойцей с окровавленной душой, ковыляющим "из притона в притон", где его окружает "чужой и хохочущий сброд" (сборники "Исповедь хулигана", 1921; "Москва кабацкая", 1924).

Айседора

Событием в жизни Есенина явилась встреча с американской танцовщицей Айседорой Дункан (осень 1921), которая через полгода стала его женой. Совместное путешествие по Европе (Германия, Бельгия, Франция, Италия) и Америке (май 1922 август 1923), сопровождавшееся шумными скандалами, эпатирующими выходками Есенина, обнажило их "взаимонепонимание", усугублявшееся и буквальным отсутствием общего языка (Есенин не владел иностранными языками, Айседора выучила несколько десятков русских слов). По возвращении в Россию они расстались.

Стихи последних лет

На родину Есенин вернулся с радостью, ощущением обновления, желанием "быть певцом и гражданином... в великих штатах СССР". В этот период (1923-25) создаются его лучшие строки: стихотворения "Отговорила роща золотая...", "Письмо к матери", "Мы теперь уходим понемногу...", цикл "Персидские мотивы", поэма "Анна Снегина" и др.

Главное место в его стихах по-прежнему принадлежит теме родины, которая теперь приобретает драматические оттенки. Некогда единый гармоничный мир есенинской Руси раздваивается : "Русь Советская" "Русь уходящая". Намеченный еще в стихотворении "Сорокоуст" (1920) мотив состязания старого и нового ("красногривый жеребенок" и "на лапах чугунных поезд") получает развитие в стихах последних лет: фиксируя приметы новой жизни, приветствуя "каменное и стальное", Есенин все больше ощущает себя певцом "золотой бревенчатой избы", поэзия которого "здесь больше не нужна" (сборники "Русь Советская", "Страна Советская", оба 1925). Эмоциональной доминантой лирики этого периода становятся осенние пейзажи, мотивы подведения итогов, прощания.

Трагический финал

Последние два года жизни Есенина прошли в постоянных разъездах: он трижды совершает путешествия на Кавказ, несколько раз ездит в Ленинград, семь раз в Константиново. В очередной раз пытается начать семейную жизнь, но его союз с С. А. Толстой (внучкой Л. Н. Толстого) не был счастливым. В конце ноября 1925 измученный скитальчеством и бивуачным бытом поэт попадает в психоневрологическую клинику. Одним из последних его произведений стала поэма "Черный человек" ("Друг мой, друг мой, Я очень и очень болен..."), в которой прошедшая жизнь предстает частью ночного кошмара. Прервав курс лечения, 23 декабря Есенин поехал в Ленинград, где в ночь на 28 декабря в состоянии глубокой душевной депрессии в гостинице "Англетер" покончил с собой.

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить


Вы здесь » О родной стране, о России - RUSSIA » Наша РОДИНА - Р О С С И Я » ЕСЕНИН Сергей Александрович